Джордж Райт

				Нижний город

     В  разных  местах  это  называют по-разному.  Метрополитен.  Метро.
Труба. Подземка.
     Одни   станции  похожи  на   великолепные  дворцы.   Другие  больше
напоминают облицованный кафелем общественный туалет.  Одни,  со  многими
платформами  и  уровнями,   переплетенные  сетью  переходов,  коридоров,
лестниц и  эскалаторов,  представляют собой  настоящий лабиринт.  Другие
имеют  единственный вход,  он  же  выход.  Различаться может конструкция
вагонов, график движения, плата за проезд, униформа персонала. Неизменно
одно:  метро вросло в плоть крупных городов, сеть его туннелей пронизала
их от центра до самых отдаленных кварталов,  подобно кровеносной системе
- и  играет  ту  же  роль.  Любой  тромб,  закупоривший отдельную линию,
приводит к параличу целого района.  Если подземка остановится полностью,
жизнь  в   городе  станет  невозможна.   И  миллионы  людей,   ежедневно
спускающиеся под  землю через отверстые рты станций,  чтобы стать частью
текущих по туннелям потоков,  давно привыкли к этому и воспринимают это,
как должное. Во всяком случае, большинство из них.
     Некоторые, однако, испытывают безотчетный страх.
     В  чем  причина этого  страха?  В  клаустрофобии?  Но  разве  вагон
подземки более тесен и  замкнут,  чем салон автобуса,  офисное помещение
или комната квартиры?  В байках о прячущихся в туннелях крысах-мутантах,
беглых  маньяках  или  монстрах,  которые  время  от  времени  публикует
бульварная пресса самого низкого пошиба?  Но  разве кто-то  воспринимает
подобные листки всерьез?  Наконец, в представлении о том, что под землей
находится ад?  Но  ведь в  наше время даже самый наивный верующий знает,
что небеса в религиозном смысле - это вовсе не физическое небо, и до рая
нельзя долететь на самолете или ракете, а значит, и в преисподнюю нельзя
попасть через шахту или туннель метро. Так в чем же дело?
     Работники нью-йоркского метро,  как и любого другого, разумеется, с
раздражением отмахнуться от подобных страхов. Подземка, скажут они вам -
это самый безопасный транспорт.  Аварии,  тем более -  с жертвами, здесь
исключительно редки,  не  то  что наверху,  где кто-нибудь бьется каждый
день. Что касается криминала, то сейчас, слава богу, не восьмидесятые, в
подземке  давно  навели  порядок.   И   даже  если  и   случится  что-то
чрезвычайное,  существуют четкие схемы и отработанные механизмы помощи и
эвакуации пассажиров.  А  что  касается  якобы  странных и  необъяснимых
случаев...  то это полная чушь,  и вообще,  надо не забивать себе голову
суеверной чепухой, а ознакомиться с реальными фактами.
     Эти  факты вам  охотно изложат в  Музее общественного транспорта на
углу Шермерхорн Стрит и  Боэрум Плэйс,  или вы можете сами отыскать их в
интернете. Нью-йоркская подземка - на первом месте в мире по общей длине
маршрутов и  на  пятом по количеству пассажиров.  В  ней 468 действующих
станций и 24 маршрута; общая протяженность путей, включая неиспользуемые
для  перевозки людей  -  842  мили,  что  примерно  равно  расстоянию от
Нью-Йорка  до  Джексонвилля во  Флориде.  В  целом  это  весьма  сложное
хозяйство,   которое   новичку   легко   может   показаться  запутанным:
современная городская подземка получилась в  результате объединения трех
ранее независимых систем метро, в результате чего в ней до сих пор ходят
поезда двух разных типов, и одни маршруты обозначаются буквами, другие -
цифрами; при этом поезда разных маршрутов ходят по одним и тем же линиям
и  наоборот -  поезда одного маршрута,  в  зависимости от  дня  недели и
времени суток, могут ходить по разным путям. Но в целом, работая 24 часа
в  сутки,  нью-йоркская  подземка  ежедневно перевозит в  среднем  более
четырех миллионов человек.  Так что ее сотрудники - весьма занятые люди,
делающие важное непростое дело,  и, действительно, не стоит приставать к
ним с глупыми вопросами.
     Тем более что абсолютное большинство из  этих миллионов,  ежедневно
спускающихся  под   землю,   столь   же   благополучно  возвращается  на
поверхность.
     Абсолютное большинство, да.

     Когда  Тони  Логан  спустился на  станцию  "42  Стрит",  время  уже
близилось к часу ночи.  Настроение у Тони было препаршивым. Засиживаться
на работе до полуночи вообще мало кому нравится,  а  уж когда это к тому
же   оказывается  впустую...   Накрывшийся  компьютер  похоронил  работу
нескольких дней (да-да,  всех нас учат регулярно делать резервные копии,
и все мы вспоминаем об этом,  когда уже поздно),  и все попытки все-таки
восстановить информацию потерпели фиаско.  Теперь проект точно не  будет
сдан в срок,  а там...  "А там, глядишь, засиживаться допоздна больше не
придется", - мрачно подумал Логан. "Будет просто негде".
     Погода  тоже  не  радовала.   Если  с  утра  вовсю  светило  теплое
сентябрьское солнце,  и  Тони легкомысленно выскочил из  дома,  не надев
ничего теплее рубашки,  то вечером натянуло тучи,  а  к  ночи похолодало
так,  что Логану пришлось чуть ли не бежать,  чтобы согреться.  Его офис
находился почти  что  на  берегу  Хадсона,  а  на  Мэнхэттене к  югу  от
Центрального парка,  как назло,  нет ни  одной станции подземки западнее
Восьмой авеню;  Тони нужен был маршрут Q,  и  обычно он в хорошую погоду
шел пешком поверху до Таймс Сквэр,  а  в плохую ждал автобуса под крышей
остановки,  но сейчас оба варианта не вдохновляли, так что Логан был рад
нырнуть в  подземное тепло уже возле автовокзала,  хотя это и  означало,
что  придется  прошагать  под  землей  целый  квартал,  ориентируясь  по
многочисленным указателям.  "Сорок вторая Стрит", где сходятся аж десять
маршрутов -  этот как  раз  и  есть типичный пример станции,  или,  если
угодно,  станций,  образующих сущий лабиринт, где, если бы не указатели,
немудрено заблудиться.
     Логан,   находясь  в  расстроенных  чувствах,  не  придал  должного
значения последнему обстоятельству и  пару раз промахивался мимо нужного
выхода.  В  какой-то  момент он с  недоумением обнаружил себя в  тупике;
обернулся, повертел головой и заметил знакомые таблички - "Верхний город
и Бронкс" и "Нижний город и Бруклин".  Почему-то ни на той, ни на другой
не было обозначений маршрутов. Рассудив, что их нету, поскольку все они,
в  каждую из сторон,  ведут в  одном направлении,  Логан,  которому было
нужно в Бруклин, свернул направо.
     Пройдя еще немного,  он вышел к лестнице, уводившей куда-то вниз, и
начал спускаться,  механически переставляя ноги. Мысленно он был все еще
далеко от окружавшей его обстановки.  Все же, когда под его ногой что-то
неприятно хрустнуло, он обратил внимание, что лестница выглядит какой-то
слишком  уж  пыльной  и  грязной.  Словно...  словно  ей  давно  уже  не
пользовались.  У  Тони даже мелькнула мысль подняться назад и проверить,
не миновал ли он, не заметив, какой-нибудь знак, возвещающий, что проход
закрыт.  Впрочем,  сколько  он  себя  помнил,  в  таких  случаях  всегда
использовали нечто более солидное,  чем просто надпись, которую легко не
заметить  -   а  именно,  натянутую  желтую  ленту,  стальной  турникет,
деревянный заборчик или иную преграду.  Поскольку нью-йоркская подземка,
как и весь город,  никогда не спит, любые ремонтные или профилактические
работы приходится выполнять на  ходу;  иногда ради них на какое-то время
закрывают целую станцию,  иногда - отдельный участок. Вот и здесь, решил
Тони, должно быть, совсем недавно был ремонт, и мусор не успели убрать -
хотя  свежеотремонтированной лестница никак  не  выглядела...  ну  тогда
наоборот -  наверное,  этот проход долгое время был закрыт, а сейчас его
открыли из-за того, что закрыли на ремонт проход в другом месте.
     Он спустился на платформу. На всем ее протяжении, насколько хватало
глаз,  не было ни одного человека. Должно быть, поезд только что ушел, с
досадой подумал Логан.  В  такое  время  следующего придется ждать минут
пятнадцать...
     Но та ли это линия?  Ходят ли отсюда поезда маршрута Q?  Всего один
путь справа от платформы...  нет,  это явно не то место, откуда он ездит
обычно.  Или все-таки открыли какой-то  запасной путь,  а  он не обратил
внимания на  объявление об изменении сервиса?  Вид у  станции,  на самом
деле,  не  менее заброшенный,  чем  у  лестницы,  и  освещена она как-то
тускло...  Часы  над  платформой,  однако,  работали и  показывали 12:55
пополуночи.  Нет,  скорее  все-таки  он  пропустил очередной указатель и
спустился на какую-то другую линию.  Тони подошел к  табличке,  висевшей
над  краем плафтормы.  На  ней  не  только не  оказалось буквы или цифры
маршрута,  но  пропало даже упоминание Бруклина.  Надпись гласила просто
"Нижний город".
     Тони попытался припомнить,  проходит ли  через "Сорок вторую Стрит"
маршрут,  не идущий в  Бруклин.  Да,  кажется,  номер 1  заканчивается в
нижнем Мэнхэттене...  Выходит, он все-таки забрел не туда. Он уже сделал
движение,  чтобы развернуться обратно к  лестнице,  но в  этот момент из
туннеля показался поезд.
     Логан  даже  вздрогнул от  неожиданности:  он  привык к  тому,  что
подходящий к станции поезд загодя извещает о себе шумом и светом фар, но
этот появился в  черном зеве туннеля как-то внезапно.  Должно быть,  там
сразу крутой поворот,  догадался Тони.  А  в  следующий миг  обрадованно
различил на плоской морде переднего вагона большую букву Q  в светящемся
красном круге.
     Да,  наверное, все-таки какое-то временное изменение сервиса, из-за
которого  поезд  подают  к  другой  платформе.  Поэтому  и  таблички  не
поменяли. Ну да жителю Нью-Йорка к подобным вещам не привыкать.
     Поезд остановился и  открыл двери.  Тони шагнул в кондиционированую
прохладу и устроился на сиденье,  лишь после этого обратив внимание, что
в  вагоне,  кроме него,  больше никого нет.  Что  ж  -  в  час ночи это,
наверное,   не   слишком  удивительно,   хотя  обычно  хоть  пара-тройка
попутчиков наличествует всегда,  тем более здесь, в центре Мэнхэттена...
И,  кстати,  вышел  ли  кто-нибудь на  платформу хоть  из  одного вагона
поезда?  Кажется,  нет...  вот  это  уже действительно странно для такой
оживленной станции, как "42 Стрит", даже ночью. Впрочем, Тони ведь сразу
вошел внутрь, а не глазел по сторонам, дожидаясь выходящих пассажиров...
Но, может быть, с этим поездом что-то не в порядке, и он идет прямиком в
депо?  Тогда почему он открыл двери?  Ну,  допустим, выпустить последних
пассажиров,  но не брать новых...  Но об этом же должны были объявить, и
по вагонам должен пройти служащий подземки, проверяя, все ли вышли...
     Пока Тони размышлял об этом,  двери закрылись, и поезд тронулся. Не
хватало еше только,  ко всем прочим сегодняшним неприятностям,  приехать
не домой,  а в депо...  Логан встал и, ухватившись за поручень, двинулся
налево,  к  ближайшему  концу  вагона.  Остановившись перед  дверью,  он
принялся рассматривать сквозь два  стекла вагон по  соседству.  Вроде бы
там тоже было пусто,  но не совсем.  В  дальнем конце ехал некий черный.
Черный не только в смысле цвета кожи -  совершенно черной была и вся его
одежда.  Черной и...  какой-то  взлохмаченной,  что ли.  Деталей Тони на
таком  расстоянии разглядеть не  мог.  Возможно,  бездомный  в  каком-то
рванье? Чаще всего нью-йоркские бездомные одеты довольно-таки прилично -
не  богато,  конечно,  но и  не в  расползающееся тряпье,  хотя пару раз
Логану доводилось встречать и вполне канонических нищих в лохмотьях;  он
подумал тогда,  что они,  должно быть,  избрали такой облик из  каких-то
своих  соображений,   а   вовсе  не  потому,   что  не  знают  ни  одной
благотворительной организации, бесплатно снабжающей бродяг вещами первой
необходимости...
     Ладно.  Кем  бы  тот тип ни  был,  Логана успокоил тот факт,  что в
поезде есть и  другие пассажиры.  Он  вернулся на прежнее место,  устало
закрыл глаза и принял расслабленную позу,  намереваясь подремать.  Ехать
ему предстояло далеко,  до самой "Шипсхед Бэй", так что он мог позволить
себе заснуть на полчасика без риска проскочить свою остановку. Тем более
что их объявляют,  от чего обыкновенно просыпаешься и,  убедившись,  что
еще рано, засыпаешь снова...
     Объявляют?  -  шевельнулось в  уже  готовом уплыть в  черную пучину
мозгу  Логана.   Разве  перед  тем,   как  закрылись  двери,  он  слышал
классическую фразу,  изрекаемую женским голосом с пленки? "Это поезд Q в
направлении Бруклина.  Следующая остановка...  " Нет,  точно нет. Не все
поезда нью-йоркской подземки оборудованы соответствующей автоматикой, но
вот как раз маршрут Q оборудован.  Должно быть,  неисправность динамика.
Где-нибудь отошел контакт...
     Тони и в самом деле задремал.  Снилась ему какая-то дрянь;  он и во
сне осознавал,  что едет в поезде,  но туннель был не туннель,  а что-то
вроде гигантской кишки,  и  поезд не  ехал по  ней на колесах,  а  полз,
конвульсивно сокращаясь и вытягиваясь. Полз неожиданно быстро для такого
способа перемещения, но все же недостаточно - ибо следом за ним в липкой
удушливой  тьме   двигалось  _что-то   еще_...   двигалось,   постепенно
приближаясь. Тони не знал, что это, но знал, что если оно догонит, то...
то...  это  будет  ужаснее  любой  катастофы,  когда-либо  случавшейся в
подземных туннелях.  Намного, намного ужаснее... Он уже чувствовал _его_
ледяное  дыхание;  ему  хотелось кричать,  но  страх  перехватил спазмом
горло.  А поезд -  или чем он там был на самом деле - вместо того, чтобы
рвануться к спасению,  вдруг начал останавливаться, словно нарочно спеша
отдаться настигавшей его безымянной жути...
     Тони распахнул глаза и вскинул голову, склоненную на грудь. Поезд и
в самом деле подходил к очередной станции. И в вагоне действительно было
холодно.  С кондиционером здесь определенно перестарались.  Перейти, что
ли, в соседний вагон?  Хотя не  факт,  что  там  теплее... еще и сиденье
придется греть заново. Тони нахохлился, пряча кисти рук под мышки.
     Поезд встал. За спиной у Логана открылись двери. В окне напротив он
видел столб, подпирающий потолок, за ним - погруженный во мрак встречный
путь и позади него -  уже едва различимую противоположную платформу. Что
это  за  станция?  Разобрать надпись на  далекой стене было  практически
невозможно,  и  все же Тони показалось,  что он видит цифру 8.  "Восьмая
Стрит  -   Нью-йоркский  Университет"?   Но   ведь  поезда  Q   там   не
останавливаются.  Идущие по той же линии N и R -  да,  но не Q. Впрочем,
если действительно произошло какое-то изменение сервиса...  или все-таки
он сел не на тот поезд?  Но нет, пожалуй, это не Восьмая, там двузначное
число. 28-я? Там Q тоже не останавливается, а главное, этот вертикальный
штришок никак не может быть двойкой.  "18-я Стрит"? Но она вообще где-то
на красных линиях, а Q ходит по желтым...
     Тони вскочил,  желая выйти, пока этот поезд не завез его черт знает
куда.  Но  двери  уже  закрылись.  Он  окинул взглядом салон  в  поисках
непременно висящих в  каждом вагоне схем подземки.  Но их нигде не было.
Вездесущая реклама на стенах была, а схем - не было. Электронных табло с
указанием текущей станции, кстати, тоже.
     Зато он обнаружил, что больше не один.
     [...]
Чтобы узнать, что было дальше, перечислите не менее $6 через кнопку ниже. Текст будет выслан вам на е-мэйл. Вы можете заплатить сразу за несколько произведений (из расчета $5 за текст повести или рассказа плюс комиссия PayPal). Пожалуйста, указывайте в комментарии, за какой текст(тексты) вы перечисляете деньги.