Юрий Нестеренко

Немайдан

Чего я решительно не понимаю, так это охватившей интернет истерики на тему "невероятно, никогда такого в Беларуси раньше не было, да кто бы мог такое ожидать?!" При этом под "таким" понимаются как протесты, так и жестокость режима по части их подавления. И из того и другого делается вывод, что Лукашенко, теперь уже окончательно запятнавший себе кровью с ног до головы, отныне - политический труп, которого ни Запад не признает, ни родной народ не простит.

Прямо-таки возникает впечатление, что новейшую историю помню я один, а все остальные только что не то прилетели с Плутона, не то проснулись от четвертьвекового анабиоза.

Во-первых, это далеко не первые, не самые массовые и не самые опасные для режима протестные акции. Стотысячные (по оценке участников, ну пусть даже она завышена вдвое) митинги против Лукашенко в Беларуси проходили еще в 1999 году, и спасать его режим из тогда еще ельцинской России летал Черномырдин (что ему, что характерно, удалось). Ближе всего к победе беларусская революция была в 2010, также после фальсифицированных примерно с теми же результатами выборов, когда 50-тысячная толпа уже фактически шла на штурм. Однако менты (позволю себе использовать этот неакадемический термин здесь и далее, не разделяя их по сортам и ведомствам) толпу успешно разогнали, лидеров оппозиции, включая соперников Лукашенко на выборах, бросили в тюрьмы, на чем дело и кончилось. Нынешние протестные акции не столь массовы (каждая из них в отдельности, хотя число протестующих в целом по стране, возможно, и выше); правда, они не были подавлены за пару дней, а все еще продолжаются - но при этом, безусловно раздражая режим, и не несут ему непосредственной угрозы (возможность - хотя бы возможность! - захвата административных зданий в ходе их не возникала ни разу, о чем мы еще поговорим ниже).

Во-вторых, и Лукашенко не стал ничуть более кровавым диктатором, чем был всегда. Он, напомню, начинал с (официально недоказанных) убийств оппозиционных политиков, которые числятся пропавшими без вести до сих пор. В нынешних протестах пока что достоверно известно об одном погибшем от взрыва (Александре Тарайковском; версии о том, что именно взорвалось и по чьей вине, у оппозиции и власти диаметрально различаются) и одном умершем от сердечного приступа; также, на момент написания статьи, под угрозой находится жизнь Геннадия Шутова, получившего пулю в голову в Бресте (по свидетельствам очевидцев, стреляли с крыши, кто стрелял - опять-таки непонятно). Так что постоянно повторяющиеся в интернете слова об убитых во множественном числе являются явным преувеличением (как и слова об исключительно мирном характере протестов). Незаконные задержания (в том числе случайных прохожих), избиения, пытки, издевательства - да, все это массово и в полный рост, но, опять-таки, так себя лукашенковские менты вели и десять, и двадцать лет назад. Речь не о том, что это нормально - речь о том, что, вопреки ажиотажу в социальных сетях, не происходит ничего нового и неожиданного.

Что касается масштабов фальсификации выборов, то и тут ничего нового - Лукашенко нарисовал себе свои традиционные цифры, хотя, конечно, свалял при этом изрядную глупость, ибо мог удовольствоваться честными или почти честными результатами. Скорее всего, реально он набрал немного больше 50%. В своей оценке я исхожу из единственного существующего экзит-полла, который дал ему 80% из двух третей опрошенных, согласившихся ответить. Если предположить, что отказавшаяся треть голосовала против, как раз получается 54% (67,6*79,7). Несмотря на то, что опрос проводила аффилированная с властью структура (молодежная лаборатория социологических исследований РСОО "БКМО"), я считаю эти цифры близкими к реальности именно потому, что указан такой высокий процент отказавшихся отвечать. Если бы цифры рисовали с потолка, он был бы меньше. Других репрезентативных источников информации о результатах не существует. Подсчеты, проводимые оппозицией среди своих сторонников (в частности, через организацию "Голос") или на зарубежных участках, естественно, совершенно не отражают объективной картины (как и фото со сложенными гармошкой бюллетенями оппозиционеров, которые в таком виде занимают больше места, и потому кажется, что их больше - плюс, опять-таки, такие фото есть далеко не со всех участков). Есть данные о победе Тихановской на ряде участков Бреста и Минска; вполне вероятно, что Лукашенко проиграл в крупных городах, но победил в провинции, в итоге набрав те самые 50 с небольшим. Возможно, признать реальные цифры (или натянуть их лишь слегка, если он все же не добрал 50%) ему помешал не столько даже гонор, сколько мысль "все равно обвинят в подтасовке, но если мы скажем 54 - будут говорить, что реально там вообще 3% было". Впрочем, выборы, безусловно, проводились крайне грязными методами, с недопуском наблюдателей на участки и явно завышенными цифрами досрочного голосования. Но опять же - ничего неожиданного в этом нет.

Главный вопрос теперь - что дальше?

Конечно, любой аналитик может ошибаться, но все же берусь утверждать - никакой победы революции, во всяком случае, чистой (т.е. ухода Лукашенко), не будет. Для этого у оппозиции нет ни средств, ни стратегии, ни организации, ни объединяющей идеологии (ненависть к одному конкретному человеку таковой не является), ни даже символа и центра, каким был Майдан в Украине (или, скажем, площадь Тахрир в Египте). Сейчас многие говорят, что последнее пошло оппозиции на пользу, потому что на площади их бы разогнали и все, как было в 2010, а "децентрализованный протест" продолжается который день по всей стране. Но - а смысл? Смысл протестных акций же не в них самих, не в том, чтобы длить их как можно дольше (это кстати вообще вредно, поскольку энтузиазм выдыхается, Майдан тут - чуть ли не уникальное исключение), а в том, чтобы взять власть. Скажу сразу - я совершенно не знаю Минск, но я точно знаю, что власть не берут в универмаге "Рига" и каких-то окраинных микрорайонах. И даже попытки строить баррикады на проспектах, которые менты тут же разрушают, столь же очевидно бессмысленны. Люди просто устают каждый вечер выходить под дубинки и резиновые пули, не получая взамен ничего, никаких признаков победы, типа захваченных и удерживаемых административных зданий или видимого и осязаемого роста численности за счет притока добровольцев, как это было на Майдане. Нет контроля над территорией, которую они ощущали бы своей, откуда могли бы наступать и расширяться, где они могли бы, в конце концов, укрывать и защищать своих (куда, например, деваться менту, решившему перейти на сторону революции? На Майдане он мог там и остаться, вступив в одну из сотен самообороны, а в Минске ему придется вернуться к себе домой, где его на следующий же день повяжут бывшие коллеги.) Происходит просто бессмысленное бодание с ментами, в котором менты неизменно побеждают, потому что они сильнее. Кое-кто пишет, что менты, мол, тоже устают бегать ночь за ночью в полном обмундировании. Но логика как бы подсказывает, что тот, кто бьет, устает все же немножечко меньше, чем тот, кого бьют. Собственно, мы уже видим, как протест с булыжниками и коктейлями Молотова, который при наличии организации мог бы чего-то добиться, выдохся и сменяется протестом цветочков и воздушных шариков, который не может добиться абсолютно ничего (недобитые российские либералы, годами пытавшиеся прогнать такими же шариками своего тирана, не дадут соврать). Живые цепи из девушек с цветами Лукашенко не мешают никак, вот просто вообще никак. Пусть стоят вдоль дорог, пока холодно не станет. Будет такой национальный аттракцион для туристов.

Идея всеобщей забастовки, впрочем, в стране, где 44% предприятий - государственные, выглядит сильным ходом. Но это только если она получится действительно массовой и длительной - а это в небогатой стране, где людям надо на что-то жить и кормить семьи, очень вряд ли. Все сведется к кратковременным демонстративным акциям. Остановки работы ведущих предприятий на недели и месяцы не будет. Соответственно, и эта форма протеста скоро сдуется. "Совковость" беларусской экономики и всего общественного устройства может дать лишь кратковременный выигрыш, но в долговременной перспективе означает проигрыш, ибо людям просто некуда деваться. Они не могут уйти с государственных предприятий на частные и уж тем более создавать какие-то альтернативные органы власти, не связанные с государством.

Ну, про партизанские отряды в беларусских лесах лучше мне вообще не рассказывайте, не смешите меня.

Давление Запада - непризнание результатов выборов, санкции? Можно подумать, Лукашенко впервой жить под санкциями! И вообще, всем, кто до сих пор верит, что "заграница нам поможет", я рекомендую посмотреть внимательно даже не на Беларусь, а на практически противоположную точку земного шара - на Венесуэлу. Там уже не первый год как Запад не признает Мадуро, а признает "временного президента Гуайдо" (который, кстати, выглядит все же достойнее Тихановской - хотя нетрудно быть достойнее пустого места). И золото у Мадуро, хранившееся в европейских банках, конфисковал. И в экономике там такая полная, абсолютная, всеобъемлющая задница, какой в Беларуси даже всеобщей стачкой не добиться. А Мадуро сидит себе на своем троне и в ус не дует. Ну, не без помощи Путина, конечно же. А что, кто-то настолько глуп, что полагает, будто такой помощи не получит Лукашенко - на соответствующих, разумеется, условиях, которые беларусский "Мадуро", отпустивший "вагнеровцев", уже начал выполнять?

Собственно, любое давление Запада может иметь только два результата: либо вообще никакого, либо еще более глубокое вталкивание Лукашенко - а вместе с ним и Беларуси - в удушающие русские объятия. Но никак не уход Лукашенко - даже под предложение гарантий неприкосновенности или страны-убежища. Однозначно и безусловно нет. Если бы он хотел мирно доживать свою жизнь на пенсии где-нибудь в уютном особняке под пальцами - он бы уже давно это сделал. Таким образом, любые санкции со стороны Запада, которых сейчас так жаждут многие противники Лукашенко - абсолютно контрпродуктивны (и "вагнеровцы" вернулись к Путину, скорее всего, именно благодаря начавшейся жесткой риторике ЕС).

Но самая важная причина, по которой победа беларусской революции не только невозможна, но и - при всей моей, подчеркиваю, неприязни к Лукашенко - нежелательна, состоит в том, что у беларусской оппозиции нет вообще никакой конструктивной идеи, идеологии, программы. Отсутствии лидеров еще можно пережить, хотя, конечно, заполучить в качестве "лидера" такое ничтожество и абсолютный нуль, как Тихановская - это надо было постараться. Тут Лукашенко, впихнувший своим оппонентам эту мурзилку, сделал их просто мастерски. "Оппозиционный победитель на выборах", препровождаемый под белы ручки на Запад КГБшниками после покорного, на камеры, выполнения всех их требований - это даже смешнее, чем клоун, избранный президентом в воюющей стране. Никто не обязан быть героем, но, как давно мною сформулировано, боишься - не бейся, бьешься - не бойся! И дело не в одной Тихановской, конечно. Да, можно успешно воевать и без генералов - но нужны хотя бы командиры отрядов, хотя бы сами отряды, типа сотен самообороны Майдана! Ничего этого нет. Неорганизованная толпа, способная, в лучшем случае, отбить пару задержанных у ментов - но не власть у диктатора.

Но дело, повторяю, не в этом; кто-то скажет - "они еще научатся". Но ответьте мне кто-нибудь, за что борется беларусская оппозиция? Не против кого, а за что? А?! Не слышу! Слышу только угрюмое бормотание "мы вне политики, мы за честные выборы" и "нам ваши бендеровские майданы не нужны, поняли, укронацики?!" Но выборы - это не цель, а средство. Средство привести к власти людей, проводящих определенных политику и реализующих определенную идеологию У Майдана идейный вектор был очень четкий - евроинтеграция, в Европу - прочь от России. В Беларуси, увы, этого нет и близко - недаром, как уже было отмечено, на тамошних протестах, в отличие от Майдана, совершенно не используются флаги ЕС. Нет там и своего "Правого сектора" - обладающего достаточной силой движения национал-радикалов, которое, пусть даже скептически относясь к современной Европе со всеми ее пороками, служит катализатором протеста, не позволяет соглашателям слить таковой, и первым с оружием в руках (добытом без оглядки на формальные правила) встает сперва против собственных ментов, а потом и против внешнего (российского, конечно, какого же еще) агрессора. Конечно, там есть такие люди, как Михаил Жизневский, погибший в числе первых на Майдане - но их слишком мало. Недаром и сам Жизневский поехал бороться с российскими подстилками в Украину - в ватном болоте родной страны ему было просто нечего делать. Большинство беларусов, в том числе, по всей видимости, большинство участников протестов - это, увы, махровая вата, совки, антимайдановцы (что они озвучивают прямым текстом), "русский мир". Протестная активность сама по себе - еще не повод для симпатии. Жители Лугандона - не без помощи, конечно, московских кураторов - ее тоже весьма наглядно демонстрировали, даже со стрельбой. Каковая помощь московских кураторов и за спинами нынешних протестующих (даже без ведома большинства из них) более чем вероятна. Скорее всего, Путин хотел ликвидировать чересчур неуступчивого Лукашенко и заменить его своей марионеткой (либо воспользоваться хаосом для прямого вторжения и оккупации), а когда, благодаря поимке "вагнеровцев", операция была сорвана - снова протянул "руку помощи" беларусскому диктатору (при этом другой рукой, видимо, продолжая дестабизировать обстановку, как Россия делала уже неоднократно, подкармливая, например, одновременно крайне левых и крайне правых в Европе, белых и черных расистов и Америке - собственно, поддержку беларусских протестов со стороны русских ватников мы уже наблюдаем непосредственно). Впрочем, даже сказать, что за беларусскими протестами стоит ватно-совковая коллаборационистская идеология "русского мира", тоже было бы преувеличением. То-то и оно, что - вообще никакой. Им просто надоел конкретный Лукашенко и все. Но напомню, что большинство диктаторов приходили к власти именно на настроении "кто угодно, только не нынешний!" В итоге лекарство неизменно оказывалось куда хуже болезни. Николая II тоже свергали по принципу "кто угодно, только не этот кровавый гад!" В результате пришел плешивый недомерок по имени Вовочка, который по кровавости превзошел на порядки. Удивительное сходство, не правда ли?

Так что всем комментаторам, заливающимся на тему "неважно, что они ватники - главное, что они нашли в себе смелость восстать!" повторяю - примените эту логику к "Л/ДНР", и пусть вам станет стыдно за вашу глупость. Право на восстание еще тоже надо заслужить. А в условиях ватно-антимайданного беларусского большинства пусть уж лучше "Саня останется с нами", как единственный гарант суверенитета Беларуси, умудряющийся - пусть ради удержания личной власти, но умудряющийся - сохранять таковой под боком у Империи Зла уже четверть века.

Само собой, речь не идет о том, чтобы просто оставить все, как было. Меня, конечно, никто не слушает и не слышит, но все же, хотя бы ради удовольствия сказать в очередной раз, когда все пойдет по наихудшему сценарию, "Ну, кто был прав?" - последнего удовольствия разумных людей в мире прогрессирующего идиотизма - изложу, как все-таки надо разрешить беларусский кризис. Если на Майдане единственной правильной линией была бескомпромиссность, то в условиях беларусского Немайдана компромисс с Лукашенко необходим. Иначе этот компромисс найдет (уже находит!) Путин. Лукашенко, кстати, будучи, несмотря на годами культивируемый имидж недалекого и невежественного колхозника, человеком далеко не глупым (уж всяко умнее Путина, которого он водит за нос уже двадцать лет), свою готовность к компромиссу уже продемонстрировал не только Москве, выпустив ее боевиков, но и собственной оппозиции, начав выпускать задержанных; вопрос в том, кто воспользуется этой его готовностью эффективнее.

Итак, условия, которых надо добиваться, следующие:

1. Лукашенко остается до конца своего срока. Без этого пункта все остальные не имеют смысла, ибо на иное он не согласится, а о перспективах действий вопреки его согласию см. выше. Идея новых выборов, на которой сейчас многие настаивают - абсолютно бесперспективна, Лукашенко не согласится на это никогда, т.к. для него это значит открыто признать фальсификацию предыдущих

2. Немедленное освобождение всех арестованных в ходе протестов и амнистия всем участникам событий. Всем - это значит всем, и ментам, избивавшим людей, тоже. (Но амнистия означает лишь защиту от уголовного преследования. Она не защищает от гражданских исков или, к примеру, закона о люстрации, который может быть принят позднее.)

3. На референдуме с обязательным присутствием на всех участках голосования независимых наблюдателей, включая международных, принимается новая Конституция Республики Беларусь (возможно - на основе варианта 1994 г. с дополнительными правками), по которой страна становится парламентской республикой. Президенту остаются, в основном, представительские функции, право вето в ряде вопросов и квота на назначение ряда министров, но не силового блока. Силовой блок (как и премьер) назначается и подотчетен парламенту. (Кстати, максимальное число сроков такого президента можно даже не ограничивать.) Бело-красно-белый флаг восстанавливается в качестве государственного. Символы - это важно, если мы хотим, чтобы Беларусь хотя бы в будущем выбралась из совково-ватного болота.

4. После принятия Конституции без всякой спешки, с полноценной избирательной кампанией, проводятся, по той же схеме с наблюдателями, выборы в парламент. Учитывая, что политическая жизнь в стране при Лукашенко была практически полностью вытоптана, срок полномочий первого парламента - парламента переходного периода - можно дополнительно ограничить двумя годами, дабы за это время политические партии и движения могли развиться для участия уже в следующих выборах на 5-летний срок.

Заканчивать статью модным нынче лозунгом "Жыве Беларусь" я не стану. Точный и универсальный для современного мира критерий добра и зла я сформулировал еще 10 лет назад: все, что вредит России - хорошо, все, что помогает - плохо. И потому нынешние беларусские протесты вызывают у меня не больше сочувствия, чем относительно недавние армянские (или абхазские), в результате которых один пророссийский премьер сменил другого.

Сочувствия и поддержки заслуживают лишь те, кто говорит России: "Никогда мы не будем братьями!"


15.08.2020

UPDATE: В воскресенье 16.08 протестные митинги таки стали самыми массовыми (более 100 тыс. в Минске, порядка 200 тыс. по стране в целом), но, как видим, к падению режима это не привело.
Геннадий Шутов умер в больнице 19.08.


Всех, кому интересны мои статьи, прошу перечислить любую сумму. Новая статья пишется, когда набирается не менее $100.
Paypal - для адреса georgeyright@gmail.com (выбирайте верхний вариант - sending to a friend).
Для любителей российских платежных систем (кошельки не мои, но мне перешлют на все тот же Пэйпал):
Яндекс.деньги: 410014298597138
Qiwi: 9032558027
Криптовалюты:
BTC 14ozyVuh2myB1Nxqz2wVQ2vfXtgd8mP7ov
BCH 1KPhdSuoezg1vKqhawF2wDDQVoswjieECU
LTC LiSPiL8GMo41qj3D5vNuKmZe8XbsAwLev3
ETH 0x311b5964C36098CCe66885cb373A727D2B7Bd840