Юрий Нестеренко

31: экспорт революции

Статья опубликована на сайте АПН. Фото автора.

В преддверии очередного 31-го числа в некоторых кругах российской оппозиции, как обычно, шли споры на тему: ходить или не ходить, и если ходить, то куда и с кем.

Караси-дальтоники без исторической памяти убеждали нас, что красные если не и белые, то уж точно пушистые, и в случае своего прихода к власти будут строить не ГУЛАГ — единственное, что они умеют строить на совесть — а европейскую социал-демократию. Сектанты без исторической перспективы настаивали на том, что если Лимонов десять лет назад призывал к этому самому ГУЛАГУ, то теперь до скончания времен нельзя садитсья с ним ни на одном поле, ни в один милицейский автобус.

На самом деле обе позиции не имеют ничего общего с реальностью.

Приход к власти левых означает катастрофу везде, в том числе и в самой цивилизованной Европе (и практика все более сползающей в Совок евробюрократии это подтверждает), а уж в России в особенности. В то же время в нынешней ситуации бессмысленно говорить о том, что российские левые собираются въехать во власть на горбу либералов или что только наличие гадкого Лимонова мешает вывести на улицы десятки тысяч сторонников истинных демократических ценностей. При имеющемся соотношении сил и уровней поддержки все обстоит с точностью до наоборот.

Выбор для правых сегодня, по сути, сводится к тому, чтобы или участвовать в протестном движении совместно с левыми, разбавляя их собой и попутно пытаясь как-то на них влиять, или предоставить им все сделать самостоятельно, с исторически уже известными последствиями. И без гадкого Лимонова — который, кстати, как раз продемонстрировал свою способность меняться к лучшему — боюсь, на улицы не вышла бы даже та тысяча, что выходят сейчас. Кстати, власть очень хорошо это понимает - и именно поэтому пытается вбить клин между Лимоновым и остальными.

Вот здесь мы подходим к ключевому моменту. Дело в том, что Российскому государству, при всей его несостоятельности, удалось одно несомненное достижение, над которым веками бились философы и моралисты: оно дало миру простой и четкий критерий Добра и Зла. А именно, если Россия что-то одобряет и поддерживает — значит, это зло. Если же она выступает резко против чего-либо — значит, это добро.

Возразят, что иногда Россия поддерживает (или, напротив, осуждает) действительно заслуживающие того вещи. Но тут важна интонация, степень искренности. Одно дело — когда скороговоркой произносятся некие ритуальные общие фразы, единственный смысл которых — «получите и отвяжитесь». И совсем другое — когда официальные хари (называть их лицами — слишком много чести) играют желвачками истинного негодования или, напротив, лоснятся нескрываемым удовлетворением.

Так вот. Неважно, что «Стратегию-31» придумал Лимонов (в конце концов, Чайковский был гомосексуалистом, но это не значит, что всем остальным надо или менять ориентацию, или не слушать его музыку). Важно, что для российской хунты она стала костью в горле, которую ни проглотить, ни выплюнуть.

Казалось бы — ну что такого страшного в том, что тысяча безоружных человек поскандируют «Россия без Путина!» и мирно разойдутся? Революцию такими силами все равно не сделать. Но — нет, режим охвачен истерическим страхом даже перед горсткой своих противников. Когда для того, чтобы не дать собраться этой самой тысяче, власти, вопреки всем градостроительным планам (не говоря уж о здравом смысле), начинают строить подземную парковку на площади, под которой с двух сторон проходит метро, а по центру — туннель одной из важнейших транспортных магистралей Москвы, с одной стороны, это, конечно, посмешище на весь мир. Но с другой — убедительная победа и подтверждение правоты «Стратегии-31», а также сформулированного выше критерия.

Вообще традиционный вопрос «глупость или измена?» применительно к путиномедведам имеет ответ «и то, и другое». Они не просто сознательно творят зло и регулярно нарушают как собственные, так и международные юридические нормы — они еще и делают это с грацией умственно отсталого носорога. И, естественно, добиваются противоположных результатов. Стратегия-31 не просто давно переросла свои лимоновские корни, но добилась того, чего, казалось, невозможно добиться в принципе: она консолидировала практически всю российскую оппозицию, от крайне левых до крайне правых. Когда люди, вчера еще считавшие друг друга врагами, вместе выходят на площадь, скандируют общие лозунги, попадают в одни и те же милицейские автобусы и отделения, помогают друг другу писать жалобы на незаконные действия бандитов в форме, обмениваются информацией о задержанных, передают друг для друга еду и воду и т.п. — это дорогого стоит. И пусть и не гарантирует от гражданской войны в будущем — история знает достаточно примеров, когда уничтожали не то что вчерашних союзников, но даже ближайших соратников — но, во всяком случае, сильно снижает ее вероятность.

А 31 августа 2010 года «Стратегия-31» взяла новый рубеж. В прямом смысле: она преодолела рубеж государственной границы.

Если до сих пор российская диаспора — в отличие от эмигрантов из других стран, весьма активно участвующих в политике — демонстрировала ту же прискорбную пассивность, что и абсолютное большинство внутри России, то теперь ситуация начала меняться. Акции в поддержку российской оппозиции, получающей «дубинкой по башке» за защиту своих конституционных прав, прошли возле российских представительств в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке, Тель-Авиве, Торонто.

Лондонская акция была самой многочисленной (по разным оценкам, от 50 до 100 человек), хотя не слишком радует активное участие в этом мероприятии столь одиозной фигуры, как Б.Березовский (но, разумеется, были там и куда более достойные личности, например, Владимир Буковский).

Но я расскажу о том, как дело происходило в Нью-Йорке, поскольку в этом мероприятии участвовал лично.

Изначально акцию пытался организовать А.Гольдфарб, имеющий репутацию человека все того же Березовского, однако он улетел в Лондон, и мероприятие пришлось в крайней спешке, буквально за неделю, готовить Наталье Пелевиной. Подготовить масштабный митинг за такое время было невозможно, информации категорически не хватало. Впрочем, это общая беда акций российской оппозиции, что внутри страны, что, видимо, за ее пределами: я, к примеру, узнал о том, что готовится, только потому, что специально искал в интернете что-нибудь на эту тему (и далеко не первая ссылка привела меня к цели). В итоге напротив российского представительства при ООН (136 East 67th Street) прошел пикет, в котором участвовали около 18 человек (я насчитал 15 человек — включая себя — в футболках с символикой «31», которые выдавали на месте, и еще трех-четырех сочувствующих, футболки не надевших — возможно, из-за жары). Присутствовали и журналисты — в частности, радио «Свобода», RTVi, «Сноб»; участники пикета также фотографировали друг друга.

Своеобразным центром пикета стал адвокат Борис Кузнецов, который вынужден был бежать из России после того, как передал в Конституционный суд материалы о противозаконной прослушке ФСБшниками его клиента, члена Совета Федерации — и был обвинен по уголовной статье «Разглашение государственной тайны». Кузнецов принес траурный венок с надписью «Конституции России от Бориса Кузнецова».

Прочая наглядная агитация включала формулировку 31-й статьи по-русски и английски и свежую цитату из Путина про «получите дубинкой по башке». Ближе к концу мы выстроились с составными плакатами, образовав фразу «Here we can, there we cannot» («здесь мы можем, там — нет»).

Здесь мы действительно могли: единственный подошедший к нам полицейский поинтересовался, не нужна ли нам охрана. Впрочем, место, надо признать, не слишком удачное — тротуар узкой улицы, где к тому же расположены синагога (прямо напротив российского представительства), полицейский и пожарный участки, поэтому провести более крупную акцию там практически негде. Если в Москве Триумфальная площадь уже стала символом, от которого нельзя отказываться ни при каких условиях, то в Нью-Йорке, пока традиция еще не закрепилась, стоит подыскать площадку получше. Возможно, где-нибудь на 31-й street?

Тем не менее, нет сомнений, что нас заметили: камера над подъездом российского представительства смотрела прямо на нас.

И все же, как мне представляется, главной целью акций за рубежом должны быть не сидящие в своих бункерах российские чиновники — ничего не решающие куклы Москвы — а общественное мнение соответствующих стран. Именно оно должно поднять свой голос против «перезагрузок» и прочих позорных уступок кремлевской хунте со стороны западных правительств. Поэтому место и формат акций следует выбирать таким образом, чтобы привлечь наибольшее внимание именно местных жителей. Пока что эта цель совершенно не достигнута.

В этом смысле представляется сомнительным и использование на таких акциях российских флагов.

Да, внутри страны, разумеется, когда российские правоХОронители рвут и топчут российский триколор и бросают людей за решетку за желание пройти с государственным флагом по улице (как это недавно было, к примеру, со Львом Пономаревым) — это такой символизм, что лучше и не придумаешь. Но за рубежом чужой государственный флаг — это символ именно государства, и со стороны митинг под российскими флагами выглядит скорее как про-, чем как антикремлевский. Конечно, если подойти и почитать лозунги... но ведь это надо еще заинтересоваться и подойти...

Несмотря на немногочисленность, на пикет вышли самые разные люди — от живущих в США уже не первое десятилетие до, к примеру, программиста из Москвы, находящегося в Америке в двухнедельной командировке. Мотивы тоже назывались разные — от уверенности в том, что подобные акции действительно приближают победу над путинским режимом, до все того же озвученного мной принципа: «Шансов, конечно, мало, но если российской власти что-то не нравится — значит, это надо делать!»

Увы, были и те, которые НЕ вышли, даже зная об акции и разделяя ее цели. Участники пикета пересказывали разговоры со своими знакомыми, которые заявляли, что пришли бы, но в России у них остались родственники, и как бы чего не вышло... И вот это, конечно, печальнее всего. Вдумайтесь — люди, давно живущие в США, боятся участвовать в совершенно законном (даже с российской точки зрения) мероприятии, опасаясь мести своим родным, которые к этому мероприятию вообще отношения не имеют!

Воистину, главная беда России — не в Путине. Путиномедведы — это лишь зловонная плесень, растущая на ядовитом бульоне трусости, смирения и холуйства. Можно уехать от тирана в Кремле, но не от раба в собственной душе. И, не уничтожив этого раба, невозможно уничтожить тирана — можно лишь заменить его на нового.

Недаром лозунг «Убей в себе раба!» признан российским судом экстремистским.

1.09.2010