Воспоминания об "ужасах фашистской оккупации"

(Добавляются в порядке обнаружения. Кто знает еще, присылайте!)


насчет "чрезмерной жестокости по отношению местному населению""... моя бабушка, прожившая на Украине всю жизнь и пережившая оккупацию, очень много рассказывала о немцах, поселившихся в её доме в 41-43 годах..так вот она говорила, что эти годы были лучшими в её жизни..что лучше, чем при немцах, она никогда ни до ни после не жила..когда у её маленькой дочери загнивал палец (так называемый "волос"), то немецкий врач снял ноготь, продезинфицировал и спас пальчик девочке...при отступлении они оставили её машинку Зингер и кофемолку - они до сих пор служат нашей семье..и даже если предположить, что бабушка была предательницей и только ей было хорошо, то стоит вспомнить роман "Молодая гвардия", написанный сразу же после освобождения Украины - там ни о каких зверствах немцах не написано..прочитайте главы, где немцы стоят в доме Кошевых - написано по свежим следам и по рассказам очевидцев.. хотя бы эпизод, как тетя Олега Кошевого испугалась, увидев голого немца..думала, что он будет её насиловать, а он просто попросил принести воду...а ведь Фадееву было приказано написать о зверствах...конечно, молодогвардейцев казнили, но ведь они боролись против немцев и убивали их...кстати, бабушка рассказывала, что все преступления в городе совершали партизаны: поджигали продовольственные склады, убивали тех, кто работает..этих партизан боялись гораздо больше, чем немцев

ну, моей баушке кофемолку не подарили, но в целом, да, похожее рассказывала. Днепропетровская область. Когда немцы выгоняли женщин окопы копать, отцу было полгода. НЕмец увидел младенца "о, муттер!" дал шоколадку "киндеру" и на работу не погнал. А после войны, уже в колхозе, когда отец заболел корью, бабушку председатель выгнал в поле, размахивая наганом. Она отца к кроватке привязала, с температурой сорок. Так что, да. Рассказы наших бабушек перекрёстно подтверждаются.
(http://igni-ss.livejournal.com/267668.html?thread=8339860#t8339860)


Недавно был я далеко, на Алтае. На одном из застолий бодренький дедок лет под 80 пил самогон, пел залихвацкие матерные частушки и ващще жжог непадецки. Вышел из хаты с ним "покурить". Он ещё и курит, старый чёрт! Будучи некурящим, я лишь хотел с ним поболтать "про былое".

Разговорились. Оказалось, что дед - белорус, был в Белоруссии под оккупацией. Естественно, начал пытать его про ужасы оккупации. ....
- А "немец" (собирательное сущ. - прим. автора) детей очень любил...
- (недоуменно) !???
- Ну конфетами всегда угощали. На гармошке играли. Ну и просто развлекали по-всякому. "Махоркой" делились.
- Разве они не плохие были?
- А один гад меня побил.
- (радостно) Звери, правда?
- Ну не то чтобы побил. Подзатыльник влепил, и махорки не дал. Дело в том, что я был самый младший в нашей компании, лет 7-8. И старшие дети меня всегда подсылали к немцам махорку просить. Молодые солдаты делились без проблем, и конфет дадут и накормят. Мы им тоже помогали воду возить с речки. За кобылой присматривали, что бочку везла. Так вот... Послали меня за махоркой к одному немцу. А он мне - подзатыльник, наорал и прогнал, гад. Правда он не молодой был. У него наверно уже того же возраста были дети, как и я. Думаю, он просто рассердился что такие маленькие дети курят. Это же вредно...

Дед бодр. Сам водит раздолбанный оранжевый москвич затертого года выпуска. Думаю что с памятью у него всё в порядке. Живет в селе Шаталовка, Роднинский р-н, Алтайский край. Было бы кому интересно - я расскажу как его найти. Но кого интересуют реальные факты? Госпропаганда империи Сталина привычна и уютна. Образ старого солдата Вермахта, заботившегося о здоровье белорусских детей, не укладывается в мозгах. Проще крушить все памятники проклятым фашистам и спать спокойно.
(http://romanik.livejournal.com/152220.html)


Мой отец прожил всю оккупацию в Одессе. Маленький был (37-го года рождения), но рассказывал, что помнил. В их доме квартировали немцы. Один приезжал каждый вечер "с работы" на мотоцикле с коляской, все дворовые детишки набивались к нему в коляску и он делал почетный круг по двору, затем шел домой.

А однажды отец (малец пятилетний) ломанулся неглядя через дорогу - прямо под колеса колонне немецких машин. Водитель затормозил, какая-то тетка вытащила отца чуть ли не из-под колес, надавала подзатыльников и отвела домой.
(http://romanik.livejournal.com/152220.html?thread=436124#t436124)


Рассказ отца. Моего. Семья жила в г. Нальчике. Русская. Пришли немцы. И вот к коменданту гарнизона является местная делегация с примерно таким предложением: Вы воюете против русских. Замечательно. Мы тоже. Давайте так: вы закрываете глаза, а мы немного порежем население. И вам выгода и нам польза. Ответ коменданта был таков: да, мы воюем с русскими. Но разбираться с нашими врагами мы будем сами. В случае самоуправства гарнизон будет защищать русскоязычное население всеми имеющимися средствами. Вот такая история.
(Алексей, http://www.antagonism.ru/users/Alex_214/)


В позапрошлые, еще теплые выхордные ездили на Нару, на пикник.
Остановились искупаться в окрестностях дервни Елагино. Разговорились с местными жителями. Говорят, жить трудно стало. Раньше, в 90-х, все старики получали многотыячные пенсии (в валюте), а щас те старики померли, некому получать.

- Что за пенсии? - спрашиваем.
- От правительства Германии. Жители деревни были интернированы во время войны и по соглашению о выводе войск с 90-го года получали пенсии как жертвы нацизма.
В ходе разговора выяснилось, что это за "жертвы нацизма".

В конце ноября 1941 года Жуков бил по жителям деревни прямой наводкой с другой берега Нары. Деревня на крутом берегу, как на ладони. Деваться крестьянам некуда. Гудериан приказал вывзти русских крестьян из-под обстрела и разместить в общежитии спичечной фабрики (в Балабаново).
Так жители Елагина стали "интернироваными".

В этой связи вспоминается приказ коменданта г.Киева об эвакуации жителей прибрежных кварталов, по которым били прямой наводкой в начале ноября 1943 года (приказ цитируется в романе Кузнеуцова "Бабий яр").

Еще были радиоуправляемые фугасы, рвавшиеся в центре Киева с октября по декабрь 1941. Немцы жителей отселили в первую же неделю, но взрывы продолжались до глубоких холодов. Потому весь Крещетик пришлось после войны отстраивать. И отстроили, с использованием радиоактивного красного гранита для облицовки. (http://shiropaev.livejournal.com/34298.html?thread=2171386#t2171386)


Прочитал я, что было спокойнее там где партизан не было, вы знаете правда, вокруг деревни Гусевица уваровического района той-же гомельской области, где жила тогда моя бабушка не было партизан поэтому в селе за всю войну не погиб не один человек. А почему там не было партизан? Тут два момента: видите-ли Гусевица находится в 30 км от Гомеля а до леса ещё 50 км, для партизан это очень плохо, это раз. Ну а во вторых деревня до раскулачивания была очень богатая поэтому много было сосланых а те что остались были ограбленны. В общем когда пришёл Вермахт чуть-ли не все мужчины которые укрылись от мобилизации пошли записываться на службу к новым оккупантам (прадедушка не пошёл он в то время работал где-то в Карелии и оттуда был призван в РККА).
Ещё у меня получилось что-то вроде интервью: (меня с бабушкой)
-Бабушка, под какой властью лучше жилось, под советской или под немецкой?
-Под немецкой было два раза лучше чем под советской!
-Почему?
-Во время войны мы поели досыта нормальной картошки, до войны всё отбирал колхоз. Я собирала поздней осенью и зимой после уборки урожая мёрзлую и гнилую картошку её и ели. Ну а при немцах платили налог продуктами но большая часть урожая доставалась нам.
-До войны я бегала в школу босиком, в ноябре месяце. Во время войны мать выменяла за бутылку самогона пару обуви у итальянского солдата (итальянцы все имели по запасной паре). Ещё за одну бутылку выменяли для меня солдатскую накидку в ней и ходила.
-Неужели до войны нельзя было у кого-нибудь за тот-же самогон выменять обувь?
-До войны запрещенно было гнать самогон.
(Илья Погодаев)
Моя бабушка родилась в Польше, в нынешнем Новогрудке (Белоруссия).
Сталин с собратом Гитлером ее поделил и бабушке повезло оказаться в совке, а дальше по накатанной:
- у прадеда (моего) отняли бизнес (возил товары в Вильнюс)
- в дом хотели вселить каких-то недоделков, но не успели (война), но отменили собственность
- начали делать колхозы, но слава богу не успели туда всех согнать
Что в войну:
- в войну бабушка ходила в немецкую школу, где ее реально классно учили и кормили обедом
- дом вернули в собственность, прадеда взяли в механики (гражданские) для машин
- в городке бригады СС ненавидели также как и партизан, поскольку партизаны были не лучше
- евреев мочили - да, факт, НО! делали это чаще всего СС и солдаты вермахта любили их редко
- поскольку были сохранены частные хозяйства - после войны не было голода и вся Белоруссия приезжала к ним отовариваться
- про советских солдат бабушка рассказывала что были разные... Но были те кого товарищи уговаривали "не горячись, нет! это еще не Польша!"
Каждый генерал губернатор сам решал как ему делать "немцев" из "унтерменшей" и, чаще всего, их делали, а не убивали.
Вывод - немцам помешали только рассовые комплексы. Если бы их не было - были бы цивилизаторами как Наполеон. А кто следит за законами и правами человека в моем городе мне плевать - хоть французы, хоть немцы, хоть русские, хоть инопланетяне - главное чтобы я мог жить и радоваться.
(http://radulova.livejournal.com/1738494.html?thread=143576318#t143576318)
Моя бабушка жила в с. Иваново Орловской обл. Была в оккупации. Когда приехали немцы на бронетранспортерах, все село вышло на них смотреть. Страха не было ни у кого, только любопытство - <Какие они, эти немцы?>. Оказалось что: <Немцы, такие же, как и мы - две руки две ноги. Лопочут только не по-нашему>
Немцы никого не трогали, только жили в домах. У них жило шесть человек. Бабушка довольно весело рассказывала, как один наиболее упитанный, который варил на всех товарищей суп, пока никого не было тырил мясо из кастрюли.
Спрашивал, приставали ли к ней немцы, (моя бабушка с 1925г. Ей было 16-17 лет). Нет, говорит, ко мне не приставали и ни к кому из знакомых. <Это, наверное, где-то там было:>.
Еще был один случай - у моей бабушки мигрень. Она часто страдает от сильной головной боли. Один раз, когда у нее болела голова, пришел к ней домой немец (видимо медик) и принес лекарство. Причем никто естественно его об этом не просил (тем более в селе никто немецкого не знал). Просто сам как-то прослышал об этом, и даже пошел на другой конец деревни, чтобы лекарство принести.
(http://seoz.livejournal.com/1694.html)
За 273 своих поездки я разговаривал со многими стариками, которые помнят, как было до войны на самом деле. Ни в одной западнобелорусской деревне мне ни разу не сказали, что "при Польше" было хуже, чем при коммунистах.
А один вполне вменяемый дед (он был у нас проводником в лесах/болотах) выразился приблизительно так: "При Польше было лучше всего, немного хуже стало, когда меня забрали на принудительные работы под Мюнхеном, а вот когда я, дурак, вернулся домой, стало совсем плохо..."
(http://forum.globus.tut.by/viewtopic.php?p=7559)
Году эдак в 1991 в Печорском краю Псковской губ. я беседовал с местным жителем, Егором Иванычем Добролюбовым. Личность колоритная: жил при буржуазной Эстонии, участвовал в движении ХСМЛ (ИМКА, я брал у него почитать изданную в Париже и Petseri (Печоры) периодику), затем при немцах, затем при советах. На дворе советская власть, мы второй или третий час ожидаем подвоза хлеба на жарком солнышке... Подытоживая нашу беседу, я спрашиваю: а при ком лучше жилось. - При немцах, конечно! - был ответ. Почему? - Был полный порядок, в магазине было все, зарплату платили всегда, рабочий день был строго определен. отработал свое, отдохнул - и с гармошкой можешь пройтись по деревне, к примеру.
(http://shiropaev.livejournal.com/50597.html?thread=4055461#t4055461)
Случай. Рассказал друг. Он ездил на отдых в Кисловодск, в санаторий. Там разговорился с пожилой уже медсестрой, потомственной казачкой. Беседа шла о том, о сем, заговорили, в том числе, и о периоде Второй Великой войны. Она рассказала, что в войну жила с матерью в селе, на Северном Кавказе. В этом селе стоял то ли взвод, то ли просто отряд эсэсовцев. Каких либо "зверств", как принято было говорить потом, она не помнит. Жили с немцами очень мирно и тихо. Один раз она с матерью попала в облаву. Без документов, без ваще каких-либо "опознавательных знаков". Так вот. Эсэсовский офицер их просто отпустил. ПРОСТО ОТПУСТИЛ. И они пошли домой. Естественно, она всю жизнь свою очень мало верила в советскую пропаганду, что немцы, это "гоблины" и людоеды-человеконенавистники.
(http://shiropaev.livejournal.com/50597.html?thread=4057509#t4057509)
бабушка моя родилась в 1929 г. всю жизнь прожила в Гродненской обл. Беларуси, д. Запрудье. в 39-м их "освободили" от проклятой панской Польши - в цветущий рай большевистской тюрьмы. маленькая зарисовка: во многих семьях до сих пор есть фотографии периода до сентября 39-го. и не единичные, а много. а вот с 39-го до середины 50-х - ни одной. вообще. вот так вот "процветали".
а на счет войны: в семье бабушки было 4 ребенка - она, 2 сестры и брат. в войну у них в хате на постое был немецкий офицер. продукты брал только с разрешения прадеда, периодически подкармливали их: макароны, тушонка, шоколад - семья-то большая была. потом, может году в 43-м, когда в деревне не было немцев, стали туда захаживать "партизаны". селяне их боялись, как огня: эти нелюди выгребали все, до последнего зернышка, забирали последнюю курицу, снимали с хозяина зимой последний кожух - плевать на то, сколько детей в семье, плевать на то, что человек элементарно не сможет выйти на улицу, чтобы не отморозить себе все. где-то в то же время играли в деревне свадьбу: народ веселился, кушали, пили. кто-то заметил, что идут в деревню "народные мстители". жених бегом убегал со свадьбы, на ходу снимая сапоги. забросил на какой-то сарай на крышу - чтобы не отняли.
ну и последнее: в июле 1944 моему деду было 17 лет - до 18 оставалось больше месяца. ушел на фронт. "добровольцем". если бы не ушел - поехал бы на Восток просеки рубить, т.к. жил под оккупацией. а еще в 41-м нашел знамя. красное. и пустил на портянки.
вот такие свидетельства из Беларуси, которая по официальной пропаганде потеряла в войне каждого четвертого.
(http://shiropaev.livejournal.com/50597.html?thread=4060069#t4060069)
Из рассказов отца. Южная Украина, оккупация. Немцы квартировали в хатах. Подкармливали детей, но поработать требовали. Строили школы и восстанавливали церкви. Не сахар, но жестокости не было. В 44-ом пришли "освободители". Мужчин расстреляли. Обозы, которые шли на запад, убегая от красных, бомбили с самолётов, мирное население. Выжили единицы.
(http://shiropaev.livejournal.com/50597.html?thread=4078501#t4078501)
Бабушка жила в оккупации. Те шесть с небольшим месяцев, что стояла в их деревне часть СС, они впервые сытно поели за все годы Советской власти, предшествовавшие войне. Вплоть до 1947 года в деревне (!) голод был страшный. Злобные эсэсовцы почему-то не насиловали, не сжигали никого, не вешали. Более того, эсэсовский офицер (из тех, кто был на постое в том доме, где бабушка и семья ее жила) не только ребятишек подкармливал шоколадом, но и красноармейцу, на поскотине "прятавшемуся" через хозяев сало передавал с хлебом...
Это немного фактов... И таких могу привести сотни. (http://community.livejournal.com/reichsraum/355.html?thread=8803#t8803)
В 1941 году мой бабушке было 13 лет.Жили они тогда в селе Полтава (сейчас Сватовский район, Луганская область , Украина).Недалеко от села располагался временный лагерь для военнопленных красноармейцев (под открытым небом,просто обнесённый колючей проволокой). Так вот пленных было столько , что немцы их всех были просто не в состоянии прокормить и поэтому местному населению разрешалось приносить им пищу.Женщины приносили у кого что есть:хлеб,молоко,яйца,яблоки,картошку....Всё это разрешалось отдать советским военнопленным. Но всё равно даже с помощью местного населения прокормить огромное количество пленных солдат было не возможно, а немецкое командование видимо на этот счёт продовольствия и медикаментов тоже особо не выделяло.Поэтому через какое то время немцы объявили что если из местного населения у кого то есть родственники среди пленных ,то они могут их забрать но с условием что те не будут больше воевать против Германии. Пленные красноармейцы ухитрялись передать приносившим еду женщинам свои фото(у кого они сохранились конечно),и те приходя в следующий раз и показав фотокарточку говорили что это их родственник ну и конечно же таким образом забирали"родственника" из плена.
В самом селе стояли как немцы так и итальянцы. Немцы отличались строгой дисциплиной и за все время оккупации никого в селе не обидели. Итальянцы по рассказу моей бабушки были полной противоположностью: им очень нравились цветные платки,бусы и они не брезговали поживиться этим у местного населения(могли украсть или отобрать).Выдрав у петуха или курицы из хвоста перо непременно применяли их в качестве украшений на головном уборе. Бывали случаи, когда итальянские вояки ради забавы разбивали стоявшие на плетне кувшины, стеклянные банки, распускали сушившуюся на заборе перину или подушку, перья летели по всему двору при этом все их товарищи задорно хохотали.Но в целом, по свидетельству моей бабушки,кроме мелкого хулиганства со стороны итальянцев никаких зверств оккупанты не творили.
(Андрей Коренев)
Моему отцу на начало войны было 5 лет,старшему брату 9 лет. Жили они в Литовской деревушке Лайжува.Из его рассказов я сделал простой вывод: Немцы были нормальными людьми, война конечно никого не красит,но простые солдаты "окопники" неприязни к местному населению не испытывали,хуже было с полевой жандармерией.Простые солдаты и конфеты и шоколад деткам дарили,позже при отступлении один немец отцу даже лыжи подарил.Большая роскошь по тем временам.И нечего всем обижаться на прибалтов,мол предатели да и только.А люди между прочим до войны жили в своем государстве.И сейм(дума) свой был и президент.
(Сергей Стонкус)


doctor_yg:
"Через село моих родных немцы прошли в одну и другую стороны. Прабабка рассказывала, что постояльцы-немцы вели себя нормально, яйки-млеко конечно собирали, но погромами и вымогательством не занимались. Последнее никогда не забирали. Не то, что экспроприаторы из довоенных колхозов, что за колосок гнали в концлагеря. Часто немцы угощали деликатесами, которых мои в жизни никогда не видели - шоколадом, напр., бабку мою, ребенка, угощали. Она потом еще лет 15 его не ела, небось, при совке. Жили трое постояльцев в нашем доме. У моих родных довольно приятные воспоминания о них. Но назад как убегали, то большую часть села вместе с мостом сожгли, ессно. Но это война, так поступали все, и Цезарь, и немцы..."

elety:
"Мой дедушка (неродной, но я его считаю родным) тоже угодил в Германию. Жил до войны в Белоруссии, поэтому попал в эту мясорубку в первый же день. Контузило, очнулся уже у немцев. Вначале работал на рудниках, а потом пришёл какой-то мужик, набирать деревенских для помощи фермерам. Так дедушка оказался в немецкой семье. По ресторанам и кафе, правда, не ходил, но относились к нему хорошо. После войны местность, где он жил, попала в американский сектор. Приходит к нему представитель американского красного креста, и говорит "так и так - в Союзе таких как ты или расстреливают или в лагеря ссылают, так что поехали лучше в Америку". И хозяин его говорит: "Антон, а оставайся здесь! Я тебе земли дам, построишься". А дедушка: "Вы чо, мне ж домой надо! Итак уже всю посевную тут с вами пропустил". И уехал. Погрузили их с другими советскими в теплушки с решётками и повезли в Союз. Когда проехали без остановки Белоруссию, он особо не испугался - разумеется, надо же разобраться вначале. А где разбираются? В Москве. Но потом уже и Москву проехали и Урал... Вначале мужики говорили, что наверное управление, которое разбирается, эвакуировали из Москвы на Урал, так что всё логично. Ну а потом привезли в Сибирь, в горную Шорию, на рудник Нижний Таз. А через десять лет выпустили, но не совсем, а там же, на поселение. И там он уже с одной вдовой познакомился - моей бабушкой, из сосланной туда семьи кулаков. А! Чуть не забыла. Что было для дедушки самое удивительное в Германии. Когда их обязали платить контрибуцию, то вышел закон такой - каждое фермерское хозяйство половину всего, что произведено, должно отдавать государству на выплату контрибуции. И вот каждое утро хозяин давал дедушке две корзинки и говорил "иди, яйца там собери"... (или корову подои), и половину вынеси за ворота. И вот каждая семья в деревне выносила за ворота половину собранного и складывала там в кучку, а в определённое время проезжал кто-нибудь и собирал. И дедушка говорит, было удивительно, что хозяин не мухлюет и ничего не зажимает, хотя проверить было невозможно, да и не проверял никто. Дедушку это очень удивляло."

tanlipovka:
"Мой дедушка рассказывал, что у немецкого фермера, "хозяина", впервые мяса наелся. Он, сын сельского головы, бывшего раскулаченного, у себя на родине - голодал, недоедал. А там - был сыт За одним столом с ними ел. Хозяин сапоги хорошие подарил. И тоже удивлялся: я коров подою, бидоны за ворота на рампу выставлю, никто не ворует! Приезжает машина, увозит. Я к бидону записку привяжу - привезти там молока или хлеба, - все привозят, никто никого не обманывает! И за молоко потом деньги на счет - все перечислят! Жаль, не остался там. А ведь предлагал ему фермер."

alt_line:
Мою тетку семилетнюю немцы селедкой кормили. А селедка тогда в селе была настоящим деликатесом. Да и до конца совка она деликатесом оставалась. В селе говорили про Германию "у них там коровы живут лучше, чем тут люди. коровники плиткой выложены". Но шепотом говорили и в узком кругу. Из вернувшихся никто не жаловался на обхождение. Всех хорошо кормили и на работе не убивались.

fel_in:
Бабушка моей близкой знакомой когда-то, давно, рассказывала про оккупацию. О немцах плохого ничего сказать не могла. По её словам не бесчинствовали. Не грабили, не насиловали. Ничего плохого, кроме того, что её увезли в Тюрингию - arbeiten. Тамошняя работа, как она говорила, не сильно выматывала по сравнению с советскими колхозными буднями. На фабрике, где она работала, кормили так себе, но жалостливые бюргеры подкармливали в частном порядке. Освободили американцы. Ухажёры европейские и американские предлагали руку и сердце, остаться в Европе, уехать за океан. Но дома же, на Родине, - мать, отец, братья-сёстры. Любимая советская власть, в конце-концов. Как же ж жить без неё. Ну и вернулась в родной колхоз. UPD. Вспомнил. Она ещё про брата рассказывала. Того тоже подростком увезли в Германию - работать. Не знаю, куда именно. Но попал он не на фабрику, а на ферму. Жил там - сказка. По сравнению с колхозом. Но его освободили и дали 10 лет за коллаборационизм. Ещё раз освободили, уже после смерти усатого. Реабилитировали.

воспоминания об одной деревне Новгородской области музыканта А. Козлова:
" Живя в этой деревне, я узнал от ее обитателей массу неожиданных вещей, которые тогда в моем сознании просто не укладывались. В частности, о том, что во время войны там стояли немецкие войска, но военных действий там практически не было. Поэтому немецкие солдаты страшно боялись провиниться, так как за нарушения дисциплины их отсылали на действующие фронты. С населением деревни у оккупантов были самые мирные отношения. В каждом доме жили солдаты, которые даже помогали по хозяйству. Если приставали к бабам или мародерничали, то, как это ни странно, можно было пожаловаться, и виновный оказывался на фронте. В лесах были партизаны из тех, кто не мог оставаться в деревне, коммунистов, колхозных активистов. Но в этой местности, согласно рассказам жителей деревни, они ничего против немцев не предпринимали, поскольку в этом случае были бы расправы с мирным населением. Они приходили в деревню к своим родственникам тайно, по ночам, за продуктами. Им все давали, но умоляли ничего не делать. Немцев, с другой стороны, тоже устраивала такая спокойная жизнь и они особенно на партизан не охотились. Меня тогда страшно поразили эти рассказы, настолько они не соответствовали сложившемуся образу фашистов, да и всей, известной нам, истории партизанской войны. Я удивился еще и тому, как смело, не боясь попасть в лагеря, рассказывали мне обо всем этом простые бабы и мужики"

dvellocool:
В село Ершово (Одинцовский р-он Мос. обл. окрестности Звенигорода ) немцы вошли после варварского бегства совья. Варварским оно было, потому что танками разнесли все огороды-заборы сельчан. Сутки село находилось в состоянии ужаса ожидания прихода немцев. Немцы появились во второй половине дня. Бабка рассказывала: я таких красиво одетых людей ни разу в жизни не видела. Главный эсесовец вызвал старосту и сказал: в ближайшие несколько суток здесь будет большой бой, соберите людей, получите сухпай у интенданта и уведите народ в лес.
(http://a-nikonov.livejournal.com/2251893.html)