Юрий Нестеренко

		Политковская, Хорст Вессель и Гонгадзе

     Убийство Анны Политковской,  как  и  можно было ожидать,  вызвало в
обществе  две  диаметрально  противоположных  реакции.  Одни  оплакивают
смерть  "кристалльно честной  журналистки,  высочайшего профессионала" и
чуть ли не совести нации,  другие злорадствуют по поводу гибели "гадины,
защищавшей чеченскую мразь  на  деньги  врагов  России".  Причем вторых,
скорее всего,  больше,  просто не  все из них считают приличным говорить
это вслух. Взвешенных же оценок практически не слышно. Что ж - попробуем
восполнить этот пробел.

     Скажу сразу -  и  к Политковской,  и к "Новой газете" я относился и
отношусь плохо.  И  не вижу оснований пересматривать эту позицию сейчас:
нет  ничего  глупее,  чем  менять  отношение  к  человеку  лишь  на  том
основании,  что  он  умер.  Живой еще может измениться к  лучшему и  тем
заслужить иное отношение,  но мертвый такой возможности лишен.  О "Новой
газете" кто-то  еще несколько лет назад замечательно сказал:  "Пафоса на
полосу - содержания на абзац". И то нередко глупое или лживое, добавлю я
от  себя.  Кстати,  минимум дважды это издание ловили на  плагиате.  Что
касается Политковской,  то  она  была явлением того же  порядка,  что  и
Михаил Леонтьев, только с противоположной части спектра. Вместо честной,
объективной журналистики -  крайняя тенденциозность и  ангажированность,
передергивания,   демагогия,   выдача  слухов  и  домыслов  за  факты  и
доказательства.  Вместо  поиска истины -  подгонка оной  под  идеологию.
Сенсационные  репортажи   Политковской  слишком   часто   строились   на
"сообщениях  агентства  ОБС",  точнее,  ОЧС  -  "один  чеченец  сказал".
Понимала ли она,  что ничем не подтвержденные слова этого чеченца вполне
могут  быть  ложью  -  или  действительно  была  столь  наивна,  что  не
сомневалась в  их правдивости?  В первом случае не приходится говорить о
"кристальной честности" Политковской, во втором - о ее профессионализме.
Впрочем,  я  вполне готов  поверить,  что  Политковская была  совершенно
искренна. Натяжки и логические нестыковки, подмена аргументов эмоциями в
ее статьях были видны невооруженным глазом;  профессиональную ложь можно
было  бы  замаскировать куда более тщательно.  (Кстати,  я  вполне готов
поверить и  в  искренность Леонтьева:  бешеного пса можно обвинить в чем
угодно,  только не в сознательном лицемерии.  А что Леонтьев, прежде чем
стать  бешеным  псом  путинского режима,  голосовал  за  СПС  и  нередко
высказывал вполне разумные вещи,  о чем многие уже не помнят -  так ведь
люди  со  временем меняются.  В  еще  более  давние  времена аналогичная
метаморфоза произошла с  прочно забытым ныне  А.Невзоровым.  Да  и  сама
Политковская -  о чем опять же уже забыли - когда-то защищала гонимых из
Чечни  русских,  прежде  чем  ей  взбрело  в  голову  перейти на  другую
сторону.)

     Вместе с тем,  была ли Политковская врагом России, русского народа?
В  том смысле,  какой имеют в виду наши доморощенные национал-патриоты -
безусловно,  нет.  То есть она не ставила своей целью причинить России и
русским вред.  Она полагала,  что борется с несправедливостью,  и что ее
долг -  защищать гонимых и угнетенных.  И уж тем более,  конечно, она не
делала  этого,  "отрабатывая деньги иностранных спецслужб" или  каких-то
иных  темных сил:  существуют куда  более  безопасные способы заработать
себе на хлеб с маслом.  В том числе и в той же журналистике -  пиши себе
для гламурных глянцевых журналов и горя не знай...  Однако,  субъективно
не  желая  России  зла,   объективно  Политковская,  таки  да,  защищала
чеченскую  мразь.  Говоря  "чеченская  мразь",  я  имею  в  виду  именно
чеченскую мразь -  то есть не весь чеченский народ,  а худшую его часть,
бандитов, установивших на территории Чечни криминально-мракобесный режим
и  ставших виновниками двух войн,  самых кровопролитных за  последние 60
лет российской истории.

     Значит ли это,  что все разоблачения Политковской -  ложь, что вина
за  все злодеяния в  Чечне лежит исключительно на "ичкерийской" стороне,
что мирные жители не становились жертвами похищений,  грабежа, истязаний
и  убийств со  стороны федералов (а  теперь уже -  и  со стороны "своих"
кадыровцев,  как, впрочем, и раньше страдали они - именно сами чеченцы -
от "своих" дудаевцев и  масхадовцев)?  Нет,  безусловно,  не значит.  Мы
знаем это абсолютно точно уже хотя бы по тем немногочисленным делам, что
дошли до суда (Буданов, Ульман и несколько менее громких) - а уж сколько
было тех,  что до суда не дошли... Однако бесспорно и то, что, например,
Закаев "безвинно пострадавшим мирным жителем" отнюдь не  был.  Он был (и
остается)  преступником,   причем  из  числа  главарей.  Его  бандитскую
деятельность не смог опровергнуть даже британский суд, отказавший России
в  его  выдаче -  юридическая казуистика свелась лишь  к  тому,  что  за
преступления,  совершенные в  период  первой  чеченской  войны,  он  был
амнистирован  после  Хасав-юртовского  мира,  а  значит,  неподсуден.  И
деятельность  Политковской  по  защите  Закаева  и  ему  подобных  была,
безусловно, вредоносной.

     Однако это еще не означает, что ее можно было убивать.

     Повторяю  еще  раз  для  непонятливых:  если  кто-то  вредит  вашим
интересам,  это еще не дает вам права его убить.  Бороться с  ним -  да.
Законными средствами.  Например,  подавать на  него в  суд за  клевету -
если,  конечно,  распространяемая им  информация  действительно клевета.
Вступать с  ним  в  публичные дебаты,  доказывая,  что правота на  вашей
стороне.  Но убить его вы не можете, вне зависимости от того, частное вы
лицо или политик, занимающий высокий государственный пост. Это абсолютно
очевидная аксиома, но некоторые почему-то думают, что на государственном
уровне  из   нее   возможны  исключения.   Так   вот  -   все  наоборот.
Государственный террор  есть  более  тяжкое  преступление,  чем  частное
бытовое убийство,  и,  соответственно,  караться должен еще строже. Кому
много дано - с того много спросится.

     Действительно ли убийство Политковской стало актом государственного
террора? Во всяком случае, бесспорно одно: Владимир Путин виновен в этом
убийстве. Вопрос лишь в том, какова степень его вины.

     Либо  он  является заказчиком этого  преступления.  Не  обязательно
через  прямой приказ,  возможно,  через  пожелание,  выраженное в  очень
обтекаемой форме -  но кому надо, тот понял правильно. Либо за убийством
стоит кто-то из излишне ретивых путинских подчиненных.  Возможно, тот же
Рамзан Кадыров,  имевший собственные мотивы,  но не обязательно; убийцей
(не наемным киллером,  естественно,  а  тем,  кто это организовал) могло
двигать в первую очередь желание угодить шефу,  преподнести ему "подарок
на день рожденья".  Однако и  такой вариант не снимает ответственности с
Путина!  Оборотная сторона  диктатуры для  диктатора -  на  него  падает
личная ответственность за  все,  что  творят в  стране его  подчиненные.
Наконец,    третий    вариант   -    Политковскую   убил    какой-нибудь
националист-отморозок,  никак  не  связанный с  официальными структурами
(эта версия,  наиболее приятная властям,  не слишком согласуется с явным
профессионализмом киллера).  Но  и  в  таком  варианте Путин оказывается
виновным!  Виновным в  том,  что создал в стране атмосферу,  при которой
отморозки почувствовали -  можно!  Если  раньше путинский режим хотя  бы
формально осуждал национализм и  ксенофобию,  то  в  последнее время  мы
наблюдаем   прямо   обратное   -   безобразную  антигрузинскую  истерию,
развязанную не снизу,  а сверху, и открытый переход властей к нацистской
практике национальной дискриминации и этнических чисток.

     Возможно,  кто-то  возразит  против  слова  "нацистский".  Дескать,
блокада,   массовые  "наезды" на   бизнес,   составление  списков  детей
"неправильной" национальности,  облавы и депортации - это еще не нацизм.
Вот когда будут лагеря смерти,  тогда...  Однако позволю себе напомнить,
что и  германские нацисты начинали не с лагерей.  "Окончательное решение
еврейского  вопроса"  началось  лишь  в  1942  году.   Юдофобские  меры,
принимавшиеся до этого,  были более мягкими -  и начинались,  кстати,  с
шагов,  похожих  на  нынешние  действия  Путина.  С  проверок законности
еврейского бизнеса в Германии,  в частности -  то есть так это звучало в
официальных формулировках,  на практике же этот бизнес давили независимо
от того, законен он или нет.

     Кстати, о германских нацистах. Был среди них, как известно, студент
по  имени  Хорст Вессель.  Человек не  то  чтобы особо выдающихся личных
достоинств.  Хотя  и  не  полный бездарь:  он  написал красивую маршевую
песню,  получившую впоследствии его имя. Но и ее он написал не с нуля, а
на базе уже существовавших мелодий и  текстов неполитического содержания
- так что,  хотя песня действительно неплоха,  высочайшим профессионалом
он не был,  не говоря уже о  совести нации.  Коммунистическая пропаганда
вообще утверждала, что он был сутенером - впрочем, это, вполне возможно,
клевета.  И  вот этот вполне заурядный и,  не  исключено,  не очень даже
приятный человек был убит своими политическими противниками (теми самыми
коммунистами).  И  соратники  Весселя  очень  грамотно  использовали эту
смерть в  своей  пропагандистской борьбе,  превратив павшего мученика за
идею в символ, каким он едва ли мог рассчитывать стать при жизни.

     Нет-нет,  я  никоим  образом не  провожу параллели между  взглядами
Хорста   Весселя  и   Анны   Политковской.   Взгляды  эти   диаметрально
противоположны (хотя,  полагаю,  первый  веровал  в  правоту своих  идей
ничуть не  менее искренне,  чем вторая).  И  обелить нацистов я  тоже не
пытаюсь -  просто умный учится не только у  друзей,  но и у врагов.  А у
нацистов,  пришедших к  власти,  напомню,  через демократические выборы,
есть чему поучиться по части политической борьбы. В частности, тому, что
символом этой  борьбы совсем не  обязательно должен становиться человек,
идеальный во всех отношениях.  У него могут быть серьезные недостатки, к
нему как к личности можно относиться нейтрально и даже плохо -  важно не
это,  а  то,  что он  пал от  руки общего врага,  и  враг должен за  это
ответить.

     Все равно возмущают любые аналогии с нацистами?  Ладно,  вот пример
более  близкий  и  по  времени,  и,  главное,  по  ситуации.  Украинский
журналист Гонгадзе,  убийство которого стало  роковым для  режима Кучмы.
Правда,  убийцам удалось замести следы,  и никто из них не сел на скамью
подсудимых (кое-кто,  однако,  лег  в  гроб с  двумя дырками в  голове в
результате подозрительного самоубийства).  Но режим пал. Не в результате
импичмента,  а в результате выборов, и не только из-за дела Гонгадзе, но
в  первую очередь из-за массовых фальсификаций этих самых выборов -  но,
однако,  не будь дела Гонгадзе, не исключено, что в фальсификациях таких
масштабов просто не возникло бы нужды.

     При  этом  сам  Гонгадзе  не   был  таким  уж  светочем  украинской
журналистики,  и  его взгляды отнюдь не  во  всем совпадали со взглядами
всех тех,  кто выходил на  антикучмовские митинги.  Но  главным лозунгом
этих митингов было не "Слава Гонгадзе!", а "Долой Кучму!".

     Так  вот.  Совсем  не  обязательно считать  Политковскую кристально
честным профессионалом. Можно относиться к ней самой сколь угодно плохо.
Но это не значит,  что, если мы не любили Политковскую, то Путину должно
сойти  с  рук  ее  убийство.  Совсем  наоборот -  необходимо сделать все
возможное, чтобы эта смерть помогла свалить путинский режим.

     Только  не  надо  обвинений в  "пиаре на  крови".  Во-первых,  сама
Политковская наверняка была бы только рада узнать, что ее гибель поможет
одолеть режим,  с которым она боролась при жизни.  Во-вторых,  что, хоть
один  моралист возражает,  что  прямо или  косвенно виновные в  убийстве
должны понести за  него  наказание?  А  в-третьих -  таки да,  не  будем
ханжески  шарахаться  от  слов  "политическая целесообразность".  Ибо  в
данном  случае  между  этой  целесообразностью  и   справедливостью  нет
противоречия.

     Повторяю еще  раз -  речь не  о  том,  чтобы повесить всех собак на
Путина,  не считаясь со степенью его вины.  Речь о том, чтобы установить
истину и  степень вины всех,  замешанных в  этом деле -  и  о  том,  что
добиваться этого должны все  противники государственного террора,  а  не
только те, кто симпатизировал Политковской.

     А  все  же  -  какова вина Путина?  Пока,  разумеется,  нет  прямых
доказательств  ни  одной  из  версий.   Но  косвенные,  психологического
характера,  заставляют предположить верность первой из  них.  То  есть -
непосредственная причастность.

     Вспомним -  на  само  убийство Путин  не  прореагировал.  И  хранил
молчание два  дня,  хотя просто обязан был,  как  президент,  произнести
слова  соболезнования и  гневного осуждения убийц.  В  его  искренность,
конечно,  мало кто поверил бы,  но,  по  крайней мере,  приличия были бы
соблюдены (а в политике это существенно).  Однако Путин делает вид,  что
ничего не  произошло.  Но на пресс-конференции в  Германии его буквально
вынудили высказаться по теме.  В  ответ прозвучала весьма странная речь.
Заметим -  Путин не мог не понимать,  что его об этом спросят,  и должен
был подготовиться.  Должен был выверить заранее каждое слово. Однако что
мы услышали?  Сначала он несколько раз нервно повторил, что это убийство
было  отвратительно  жестоким.  Слов  нет,  любое  убийство  жестоко  по
определению.  Но  все  же  _особой_ жестокостью убийство Политковской не
отличалось. Отвратительно жестоким  было  политическое  убийство  другой
журналистки,  Ларисы  Юдиной (естественно,  оставшееся нераскрытым) -  а
Политковскую просто застрелили в упор.  Скорее всего, она даже не успела
понять, что произошло. Ну да ладно. Допустим, слова об особой жестокости
- проявление  вдруг  проснувшегося сочувствия  к  жертве.  Тогда  дальше
логично было  бы  услышать какие-то  теплые слова в  адрес покойной.  Не
тут-то  было!  Вопреки всем  нормам вежливости и  приличия,  Путин вдруг
пускается в рассуждения о том, что влияние Политковской на политику было
минимальным!  То есть,  по сути, что ее жизнь и смерть как политического
журналиста и  общественного деятеля были напрасны,  что она была нулем и
пустышкой, известной лишь  в узком кругу  правозащитников... (Будь это в
самом деле так, отчего  столь нервно реагировали на нее многие путинские
функционеры,  особенно  из  военного  ведомства?  И зачем, наконец, было
травить ее в самолете, летящем в Беслан?)

     Конечно,  к  хамству товарища подполковника нам не  привыкать.  Как
видно,  в  КГБ его хорошим манерам не  учили,  даже из чисто утилитарных
соображений. А уж в последние дни борьбы с ужасной грузинской угрозой он
и его марионетки и вовсе развернулись на полную катушку.  Однако едва ли
эта  странная речь  -  всего лишь  прорвавшееся желание в  последний раз
плюнуть на труп врага.  Скорее,  тут другое.  "Я не виноват! Не виноват!
Во-первых,  я не способен на такую чудовищную жестокость! А во-вторых, у
меня и мотива не было!  Эта ваша Политковская никак не могла повлиять на
мою политику, зачем мне было ее убивать? Слышите, я тут ни при чем!" Как
известно,   головные  уборы  воров  имеют  тенденцию  к  самовозгоранию.
Думается, это тот самый случай.

11.10.2006