Юрий Нестеренко

		  Синдром политического иммунодефицита

     Наряду  с   "правами  человека",   одной   из   основных  концепций
современной либерально-демократической идеологии является толерантность,
или,  по-русски говоря, терпимость. Попробуем определить, что это такое,
методом  "от  противного",  то  есть  рассмотрим  сперва,  что  из  себя
представляет  интолерантность  (нетерпимость).   В   самом   общем  виде
нетерпимость есть  активное  неприятие  не-своего.  Все  чужое,  чуждое,
чужеродное,  не  отвечающее неким  критериям родства  и  принадлежности,
отторгается,  изгоняется,  при  невозможности избавиться от  него  иными
способами  -   уничтожается.   Без  каких-либо  попыток  "понять  другую
сторону",  "признать  и  чужую  правоту",  "научиться уживаться вместе",
"пойти на взаимные уступки". Логика нетерпимости предельно проста: чужой
- значит враг.
     В организме за эту функцию отвечает иммунная система.
     Соответственно,  терпимость  представляет  собой не что  иное,  как
иммунодефицит. Последствия коего, как мы знаем, летальны.
     Либералы немедленно возразят,  что "аналогия -  не доказательство".
Но  это больше,  чем аналогия.  Речь идет не о  внешнем сходстве,  но об
одной  и  той  же  функции,  реализуемой в  биологическом организме и  в
организме  общественном.  Функции,  имеющей  одинаковый смысл  -  защита
организма от опасностей,  исходящих как извне,  так и изнутри.  В случае
биологии в первом случае угрозу представляют бактерии, вирусы и т.п., во
втором  -  собственные переродившиеся клетки;  не  будь  иммунная защита
направлена не  только против пришлых чужих,  но  и  против бывших своих,
всякий организм в  течение не  столь уж  длительного срока погибал бы от
рака (что, собственно, и происходит при СПИДе).
     "Но   оправдывать  нетерпимость  значит   оправдывать  преступления
фашизма,  коммунизма, инквизиции и т.д. и т.п.!"  Отнюдь нет.  Всегда ли
биологический иммунитет -  благо?  Нет, не всегда! Во-первых, существует
класс  болезней,  именуемых  аутоиммунными расстройствами,  при  которых
иммунная  система  обращается  не  только  против  чужих,  но  и  против
собственного  организма  (например,   красная   волчанка  или   нефрит).
Во-вторых,   известно,  какую  проблему  создает  иммунная  система  при
операциях  трансплантации;   как  правило,   перенесшим  такие  операции
приходится потом  всю  жизнь  принимать подавляющие иммунитет препараты,
дабы предотвратить отторжение чужеродных органов.  В-третьих, существует
важная  область,  в  которой природе пришлось самой  научиться подавлять
иммунитет,  иначе  выживание высших  видов  стало  бы  невозможным.  Эта
область -  беременность. Большинство людей не задумываются, что, с точки
зрения иммунной системы,  никакое внутриутробное развитие не имеет права
на  существование.  Ведь  плод,  унаследовавший половину генов от  отца,
является для организма матери своим лишь наполовину. Этого слишком мало,
и  потому он  должен уничтожаться или  отторгаться.  Для  предотвращения
такого   результата   задействуется   механизм   локального   подавления
иммунитета.  (Что интересно,  уже установлено,  что аналогичный механизм
обмана иммунной системы используют и раковые клетки.)
     Все  то  же  самое актуально и  для  социума.  Тоталитарные режимы,
обращающие террор  против  собственных,  вполне  лояльных граждан  (всех
подряд  или  же  относящихся  к  определенным группам)  -  это  типичные
аутоиммунные расстройства;  сталинизм,  к примеру, легко можно уподобить
системной красной волчанке.  Болезненная ксенофобия,  мешающая принимать
приходящие извне полезные идеи  и  полезных иммигрантов,  сродни реакции
отторжения при трансплантации.  Наконец,  нездоровый консерватизм мешает
вызреванию и рождению нового внутри самого общества,  подобно тому,  как
неотключаемый  иммунитет  мешал  бы  беременности,   а   также  полезным
мутациям, обеспечивающим эволюционное развитие.
     Таким образом,  нетерпимость,  как и иммунная защита,  должна иметь
свои регуляторы и границы применимости;  но это отнюдь не означает,  что
ее не должно быть вообще.  Поскольку общество, по крайней мере в идеале,
куда  более  пластично и  разумно,  чем  организм,  оно  может и  должно
установить более гибкий критерий "свой-чужой",  требуя от "своих" уже не
полной тождественности, а - конструктивности, невраждебности, отсутствия
угрозы разрушения для  данного общества (заметим,  что реформирование не
обязательно  является  разрушением,  но  и  не  обязательно не  является
таковым). Но в то же время, расширяя границы терпимости для потенциально
своих -  т.е. способных и стремящихся к конструктивному слиянию с данным
обществом -  никоим  образом  не  следует  смягчать иммунную реакцию  на
представляющих угрозу  чужих.  Непонимание  этого  принципа  -  один  из
главных пороков либералов, могущий иметь самые трагические последствия.
     Причем  речь  вовсе  не  о  необходимости  какой-то  параноидальной
подозрительности,   не  о  поиске  законспирированных  вражьих  агентов,
заниматься коим  должны спецслужбы.  Спецслужбы -  лишь  часть  иммунной
системы здорового общества,  и  притом не главная ее часть.  Большинство
"чужих"  ничуть  не  скрывают  своей  чужеродной сущности  и  враждебных
намерений;  впрочем,  они могут и не иметь осознанных намерений,  но все
равно  их  деструктивность для  социума  наглядна и  очевидна (например,
умственно неполноценные,  засоряющие генофонд  и  ведущие  к  дальнейшей
биологической и  интеллектуальной деградации общества,  не  говоря уже о
впустую потребляемых ими  ресурсах,  которые можно было  бы  потратить с
куда большей пользой - скажем, на поддержку одаренных детей). В здоровом
обществе линия  фронта  иммунной защиты проходит через  рядовых граждан,
нетерпимых   к   преступникам,   разрушителям   культуры,   вырожденцам,
растлителям  и  извращенцам  всех  мастей,  религиозным,  национальным и
политическим экстремистам.  В современном либеральном обществе эта линия
обороны  разрушена;   более  того,  отсутствие  ее  объявлено  благом  и
признаком  "цивилизованности",  а  стремление возродить ее  -  постыдным
пороком  и  "варварством".  (Нацизм  является здесь  почти  единственным
исключением -  нетерпимость к  нему  объявлена  обязательной и  доведена
практически  до  истерии;  но,  пока  западные  политики  упражняются  в
ритуальном пинании этого дохлого льва,  ничуть не  менее людоедские идеи
исламистов открыто пропагандируются в лондонских мечетях.)
     Терпимость, политкорректность, гуманизм - все это и образует "чуму"
ХХ  и,   теперь  уже,   XXI  века,  а  точнее  говоря  -  СПИД,  синдром
политического иммунодефицита,  состоящий  в  неспособности и,  что  хуже
всего,  нежелании  отделять  своих  от  чужих.  Именно  это  абсурдное и
безумное  отождествление вторых  с  первыми  и  является  причиной столь
уродливых явлений,  как создание преступникам курортных условий и отмена
смертной казни даже для самых жестоких убийц-изуверов;  отмена не только
казни,  но даже пожизненной изоляции для всевозможных психов и маньяков,
которых выпускают через несколько лет  "лечения",  хотя  вся  статистика
показывает,  что  вылечить  их  невозможно;  защита  (от  митинговой  до
государственной) сторонниками демократии  как  режимов  государственного
террора  (вспомним массовую истерию в  защиту  Саддама Хусейна),  так  и
террористов низового уровня -  палестинских,  чеченских и т.п.  (притом,
что  защищаемые недвусмысленно позиционируют себя в  качестве врагов той
цивилизации  и  системы  ценностей,  которую  представляют  защищающие);
легализация наркотиков,  проституции и  иных  форм  разврата;  запрет на
цензуру   в   отношении   действительно  мракобесной  и   экстремистской
пропаганды,   а  также  всевозможных  непристойностей  и  извращений,  с
одновременным введением неофициальной,  но действенной "политкорректной"
цензуры,   запрещающей  называть  негра   негром;   признание  умственно
неполноценных  "альтернативно  одаренными",   а  субъектов,  объявляющих
публичную мастурбацию и  дефекацию формами  искусства -  "художниками" и
"театральными деятелями"...
     Увы,  список этот можно продолжать.  Нетрудно определить,  какие из
его  элементов играют  роль  заразы извне,  а  какие  -  раковых клеток,
разрушающих  организм  изнутри;   нетрудно  предсказать  и   перспективы
организма,  не  защищенного ни  от  тех,  ни  от других.  Нетрудно также
назвать своими словами ту  роль,  которую играют в  современном обществе
пропагандисты толерантности, либерал-гуманисты.
     Они представляют собой вирусы СПИДа.

2005