Примечание 2016 г.: на момент написания этой статьи я еще имел иллюзии насчет возможности трансформации русских в нормальный народ (народы) и, соответственно, текст ниже содержит, в том числе, ссылки на статьи с конструктивными идеями по такой трансформации русских и России. Ныне я понимаю, что эти идеи полностью утопичны, ибо не в коня корм, а русские (за редчайшим исключением, не способным повлиять на остальную массу) абсолютно безнадежны и представляют собой зло планетарного масштаба. Тем не менее, я не стал убирать соответствующие ссылки, ибо эти статьи все равно содержат достойные внимания (не русских, так других народов) мысли.

Юрий Нестеренко

Мои координаты

Теперь - обо мне, обо мне...

М.Щербаков

Мне, конечно, давно уже не привыкать к тому, что глупцы из числа либералов считают меня "фашистом", а глупцы из числа националистов - "либерастом". Но, хотя спорить с идиотами - занятие заведомо неразумное, бывает, что в моих политических взглядах путаются и более вменяемые личности. Объясняется это просто - я не являюсь догматичным приверженцем какой-либо из распространенных идеологий, а стараюсь брать разумное всюду, где оно есть, и отвергаю неразумное, соответственно. Абсолютно и безоговорочно я поддерживаю лишь рационализм (ибо он как раз и означает примат разумности) и его политическое воплощение - интеллектократию. Однако, насколько мне известно, ныне не существует сколь-нибудь заметных политических сил, занимающихся реализацией такой модели. Тем не менее, мои координаты в политическом пространстве относительно основных осей, т.е. широко известных идеологий, могут быть определены в терминах "что у меня общего с..." и "почему я не...". Что я и проделаю ниже, дабы покончить с недоумениями и спекуляциями относительно моей политической позиции.

В отличие от декартовых осей, политические не являются ортогональными и имеют неоднократные пересечения друг с другом - то есть общие места в различных, порою даже враждебных друг другу, идеологиях. Я не буду повторять такие места (как вида pro, так и вида contra) для каждой идеологии, ограничившись однократным упоминанием - в расчете на то, что эта статья невелика и ее будут читать целиком, а не по отдельным пунктам. Более подробно мои взгляды по тем или иным вопросам раскрыты по приводящимся в тексте ссылкам (ссылки из разных мест могут вести на одну статью, в которой рассмотрено несколько вопросов). Итак:

Что у меня общего с либерализмом/демократией. Я считаю свободу одной из высших ценностей (хотя все же второй после разума). Я ставлю личность выше государства, общества, нации и т.д.; соответственно, я враг тоталитарных и коллективистских режимов. Я - сторонник выборности и сменяемости власти. Я за широкое местное самоуправление и против "вертикалей власти" и империй. Я считаю категорически недопустимым вмешательство церкви в дела государства и науки, вообще любое навязывание догм и правил любой религии тем, кто ее не исповедует. Я радикальный антикоммунист.

Почему я не либерал/не демократ. Потому что высшую ценность не вручают всем подряд, и право называться Личностью надо еще заслужить. Я за свободу лишь для высших проявлений личности (разума или, если угодно, духа), но не для низших, не для скотства (свобода слова и творчества, в частности, не должна распространяться на порнографию; я также за безусловный запрет наркотиков, включая алкоголь и табак). Самой вредной концпепцией я считаю концепцию равенства, ибо, во-первых, неравенство есть объективная данность, а во-вторых, именно неравенство, разность потенциалов, лежит в основе всякого движения, равенство же означает остановку, стагнацию и смерть. По этой причине я против всеобщего избирательного права и так называемых "прав человека" (человека вообще, без учета его индивидуальных достоинств и недостатков). В особенности враждебно я отношусь к концепциям "политкорректности" и "толерантности" (в том числе к провозглашению гомосексуализма нормой), к отмене смертной казни и тому подобному "гуманизму для всех" (впрочем, эти концепции уже не являются имманентным свойством либерализма и скорее представляют собой современное его извращение). Истина не определяется голосованием (в особенности всеобщим); с другой стороны, меньшинства не могут претендовать на привилегии лишь на том основании, что они - меньшинства. Также у меня есть расхождения с классически либеральными взглядами на экономику, но об этом ниже.

Что у меня общего с фашизмом/нацизмом. Отмечу прежде всего, что в последнее время эти традиционно отождествлявшиеся понятия часто противопоставляются, но мне такое противопоставление представляется демагогичным. Самым вменяемым его обоснованием, какое я видел, было такое: "нацизм - это примат нации, а фашизм - государства". Но если так - значит, какое-нибудь княжество Монако, где получить гражданство иностранцу практически невозможно, является куда более нацистским государством, чем Третий Райх (достаточно посмотреть на список героев войны "с той стороны", чтобы удивиться обилию явно не германских, а совсем даже славянских фамилий типа "Вальтер Новотны"). Я определяю фашизм как строй с приматом государства в политике (то есть фактическим отсутствием политической свободы) при сохранении относительной свободы в экономике, у какового строя часто, но не обязательно присутствует выраженная националистическая составляющая (соответственно, нацизм - частный случай фашизма). Разобравшись с определением, вернемся к обсуждаемому вопросу. Я восхищаюсь фашистской эстетикой (в особенности германского нацизма, итальянская мне нравится уже меньше); на мой взгляд, ни один режим не создавал более красивого искусства и символики (я говорю именно о государственном искусстве, а не о творчестве отдельных гениев, которые вне времени и вне политики). Я - радикальный сторонник улучшения человеческой породы, в том числе евгеническими методами, хотя на самом деле это вовсе не фашисткая идея - она стала восприниматься как таковая исключительно по вине пропаганды, а до Второй мировой евгенические законы существовали и в демократических странах, включая США. Я считаю допустимым насилие над политическими врагами (в частности, я считаю, что сталинистов надо уничтожать уже за одно то, что они сталинисты - ровно по той же причине, по которой уничтожают бешеных собак, с той только разницей, что последние не виноваты в своей болезни, да и опасность представляют куда меньшую), а также медицинские опыты над заключенными. Я за эвтаназию умственно неполноценных. Я - сторонник научного расизма (не путать с бытовой ксенофобией) и не считаю, что все нации "одинаково хорошие"; напротив, факты показывают, что есть нации намного хуже других и представляющие реальную угрозу для цивилизации. Большинство современных антифашистов (как российских, так и зарубежных), с их исторической безграмотностью, истеричностью, дешевой демагогией и двойными стандартами (в частности, в оценке таких явлений, как фашизм и коммунизм, нацистская Германия и Советский Союз), вызывают у меня, мягко говоря, брезгливое отвращение. Я признаю, что в критической ситуации фашизм может оказаться спасением для страны, выступив как форма кризисного управления (наиболее успешные исторические примеры - режимы Франко и Пиночета). Если говорить конкретно о Третьем Райхе, то я весьма уважаю его вооруженные силы (не путать с карателями и персоналом концлагерей), в особенности Люфтваффе, за высокий профессионализм.

Почему я не фашист/не нацист. Потому что я индивидуалист, и любой строй, ставящий государство/нацию выше личности, для меня категорически неприемлем. А поскольку, еще раз подчеркну, именно приоритет государства является определяющим свойством фашизма, фашистом я не могу быть принципиально, как бы того ни хотелось некоторым моим противникам (и, возможно, кому-то из сторонников). Даже если фашизм успешно исполнил роль "кризисного управляющего", после восстановления "нормальной работы компании", т.е. страны, он должен сойти со сцены. Также я отвергаю догматизм и пафос, возведение как конкретной личности, так и идеологии в культ - это еще может быть уместно в искусстве, но не в реальной жизни. Насилие над врагами я считаю допустимым лишь в том случае, если оно носит ответный или превентивный характер (в последнем случае должны быть веские доказательства, что враг готовится применить насилие); одного лишь наличия идейных разногласий недостаточно. Недобровольные опыты допустимы лишь над заключенными, осужденными за особо тяжкие преступления (к числу каковых не может относиться, например, шпионаж и прочая "политика", не связанная с насилием, но относится терроризм, а также неполитические преступления, связанные с преднамеренным причинением смерти или существенного вреда здоровью). С наиболее известными историческими формами фашизма у меня также непримиримые разногласия по еврейскому вопросу - я категорически осуждаю не только убийства евреев, но и вообще юдофобию как таковую, ибо евреи - один из наиболее интеллектуальных народов, внесший (и продолжающий вносить) большой вклад в развитие цивилизации. Также я резко отрицательно отношусь к популярному у части нацистов оккультизму. И, разумеется, разнообразные бритоголовые отморозки вызывают у меня не меньшее брезгливое отвращение, чем "антифа". Короче говоря, я все же считаю фашизм злом, несмотря на то, что это зло меньшее, чем коммунизм, а в некоторых ситуациях - зло необходимое.

Что у меня общего с национализмом. Вопреки насаждаемым неумными либералами (коих небезосновательно зовут "либерастами") предрассудкам, национализм не является формой фашизма, дорогой к фашизму и т.п.; он может сочетаться с фашизмом, но ничуть не хуже может сочетаться и с демократией (примеры государств последнего типа - Израиль, современная Япония, даже то же княжество Монако). Соответственно, он должен быть рассмотрен отдельным пунктом. Итак, я - противник интернационализма, в его как советском, так и нынешнем "общечеловеческом" понимании; я против заботы о голодающих неграх в Африке и тем более против того, чтобы пускать этих негров (и иных представителей отсталых народов) в свою страну в качестве иммигрантов. Не только каждый разумный человек, но и каждый разумный народ должен защищать в первую очередь свои, а не чужие интересы. Идею "мультирасового мультикультурного общества" я считаю не просто ошибочной, а - смертоносной для истинной культуры и цивилизации. Народы, как и люди, не равны между собой. Единственная реальная цивилизация, воплощающая принципы прогресса, рационализма и индивидуализма, создана белыми европейскими народами (впрочем, ныне к ним фактически примкнули и наиболее цивилизованные азиатские страны - такие, как Япония и Южная Корея; к ним я отношусь вполне положительно, но важно подчеркнуть, что они достигли успехов только тогда, когда встали на европейский путь). Соответственно, я на стороне этих, цивилизованных народов, и против народов варварских. Агрессивным варварам, прямо угрожающим цивилизации, должен быть дан самый жесткий отпор, вплоть до физического уничтожения (в первую очередь речь об арабах и других исламских фанатиках, но также и о Северной Корее). Варваров, не представляющих угрозы (или представляющих ее только друг для друга), надо просто предоставить их судьбе - не применять к ним насилия, но и не оказывать никакой помощи. Смогут самостоятельно развиться до цивилизованного уровня, как смогли мы, белые - тогда и будем говорить с ними на равных. Не смогут - значит, туда им и дорога. Я исхожу из того, что до монгольского нашествия русские были одним из самых цивилизованных европейских народов, и надеюсь некогда надеялся, что они еще могут вновь стать таковым; соответственно, я поддерживаю любые усилия в этом направлении (не путать, однако, подлинную цивилизованность с теми "политкорректно-толерантными" извращениями, которые под видом таковой преподносят нам "либерасты"). Я считаю, что из многонациональной России в принципе не может получиться ничего хорошего, и являюсь сторонником размежевания с неевропейскими народами и создания моноэтнической Русской Республики (а лучше - Конфедерации Русских Республик). Как писатель, чьим родным языком является русский, я лично заинтересован в существовании свободного и процветающего русского государства (или государств).

Почему я не националист. Потому что космополит. Мой девиз - девиз космополитов: Ubi bene, ibi patria (Где хорошо, там и отечество; под "хорошо", естественно, понимается не только бытовой комфорт, хотя и его не следует списывать со счетов). Я не считаю нацию самостоятельной ценностью; она ценна лишь в той степени, в какой защищает интересы входящих в нее личностей, и личные качества для меня безусловно важнее национальной принадлежности (другое дело, что вторая часто влияет на первые - как через гены, так и через воспитание). Я не испытываю каких-то особо теплых чувств к русским; я их сторонник тех из них, которые являются белыми европейцами (новгородская республиканская традиция), и противник тех, что испорчены столетиями азиатчины (ордынско-имперско-совковая традиция). Увы, вторых куда больше, чем первых (более 90%), в связи с чем я был вынужден признать русский народ в целом безнадежным и навсегда уехал из России. К тому же в России меня категорически не устраивает слишком холодный климат. Нет и какого-либо иного народа, к которому я испытывал бы однозначно положительные чувства: у всех есть свои дураки и негодяи и свои позорные страницы истории. В первом приближении можно сказать, что я отношусь умеренно-положительно ко всем белым немусульманским народам-носителям евроамериканской цивилизации и считаю, что между ними должно быть как можно меньше перегородок, хотя в то же время они должны сохранять самостоятельность, а не сливаться в единую империю со всеми вытекающими минусами; кому-то из них я симпатизирую меньше, кому-то больше, но никому настолько, чтобы провозглашать себя националистом этого народа. Несмотря на мою связь с русской культурой и языком и русские гены, я считаю себя представителем белой европейской цивилизации в целом, а не конкретной национальности.

Что у меня общего с левыми. Несмотря на то, что я отношусь к левым вообще крайне отрицательно, а уж коммуняк ненавижу наилютейшим образом - кое-что общее есть. Я не считаю деньги высшей ценностью (если уж на то пошло, они вообще не являются ценностью сами по себе, они лишь обменный эквивалент других ценностей) и не считаю основанный на деньгах строй - капитализм - вечным (хотя и поддерживаю его на текущий момент). По мере развития нанотехнологий необходимость в массовом товарном производстве отпадет, ибо практически любые материальные ценности можно будет производить по индивидуальному заказу из, буквально, грязи под ногами и даровой солнечной энергии (техносфера в этом смысле скопирует и превзойдет биосферу); соответственно, исчезнет необходимость в деньгах, а также и в государственных механизмах, ибо каждый действительно станет кузнецом собственного счастья (по крайней мере, в вопросах материальных; ну а вопросы нематериальные все равно решаются не деньгами и не государством). Если же говорить о настоящем, то я решительно против идеи, что всякий человек, получивший свои деньги без нарушения закона (в его нынешнем несовершенном виде), их заслужил. Хотя я безусловно против уравниловки и считаю, что работающий лучше должен зарабатывать больше (и при этом труд менеджера высшего звена, да и вообще интеллектуальный труд, должен оплачиваться выше труда рабочего у станка), я исхожу из того, что доходы любого человека должны быть пропорциональны приносимой им реальной общественной пользе, и что никакой человек не приносит пользу столь большую, чтобы она заслуживала миллиардные вознаграждения. Теоретически миллиардов заслуживал бы изобретатель бессмертия, или универсального лекарства от рака, или иного достижения подобного масштаба - но уж никак не спекулянт нефтью или акциями и даже не создатель корпорации по производству программного обеспечения не лучшего качества. Тем более я категорически против астрономических гонораров деятелям шоу-бизнеса и спортсменам (я вообще считаю, что профессиональный спорт не имеет права на существование) и против лотерей (исключая благотворительные). Я также против получения огромных состояний по наследству и иными незаслуженными способами. Сверхдоходы должны облагаться сверхналогами, а крупный бизнес должен находиться не в личной, а в акционерной собственности, и управляться наемными менеджерами, чья зарплата зависит от доходов компании, но не может быть астрономической. Кратко, мой принцип - "миллионерам - да, миллиардерам - нет!", притом, что миллионеры должны действительно заработать свои миллионы. Я не считаю, что "рынок сам все рассудит", ибо стратегии быстрого обогащения отнюдь не всегда соответствуют общественным интересам. Соответственно, я полагаю допустимыми и даже необходимыми определенные меры государственного регулирования, направленные на стимуляцию развития нужных, но малоприбыльных отраслей, а также на недопущение неоправданного, спекулятивного роста цен. (В то же время я категорически против заградительных пошлин - конечный потребитель не должен страдать, отрасль должна получать свой шанс не за счет повышения цен на продукцию конкурентов, а за счет субсидий и других мер, позволяющих снизить собственные цены.) Я за бесплатную медицину (но лишь для ведущих здоровый образ жизни) и бесплатное образование, включая высшее (но лишь для тех, кто хорошо учится). Я считаю, что сокровища культуры мирового значения не должны находиться в частной собственности (либо, по крайней мере, собственник должен быть обязан обеспечить доступ к таким произведениям для всех желающих по цене не выше, чем в государственных музеях).

Почему я не левый. По всему остальному. В особенности я против принципов равенства и коллективизма, против пособий для тех, кто не желает работать (или не способен на это из-за низкого умственного и образовательного уровня), вообще против любой защиты бедных, обездоленных и отсталых, которые сами виноваты в своей бедности и отсталости, против популярного у западных левых пацифизма и антиглобализма. Я - за доминирование частной собственности в экономике. Также см. выше.

Безусловными врагами цивилизации, а стало быть, и своими лично, я считаю три идеологии: коммунизм, ислам и т.н. "биоэтику" (препятствование развитию науки из-за иррациональных этических догм). Соответственно, с ними, даже при совпадении взглядов по отдельным пунктам (например, отношение к алкоголю или порнографии), исключены всякие компромиссы и союзы, даже временные. Разумеется, я также являюсь врагом нынешнего российского режима, но в данном случае уже не приходится говорить об идеологии - власть в России захвачена чекистско-криминально-олигархической группировкой, которая, несмотря на использование имперско-советской риторики, внятной идеологии не имеет и руководствуется шкурными, а не идейными интересами. С прочими же политическими направлениями я могу тактически сотрудничать в рамках общих интересов.

2007, с последующими дополнениями